Помню не зря пятый день ноября: Кит Харингтон в сериале «Порох»

Помню не зря пятый день ноября: Кит Харингтон в сериале «Порох»

«Порох»


5 ноября вся Британия и страны подшефного ей содружества отмечают Ночь фейерверков, она же Ночь костров. Это когда вся соседская детвора сваливает на пустыре хлам в бесформенную кучу и ритуально сжигает его под аккомпанемент разрывающихся в округе петард. Также они закидывают на костер чучело Гая Фокса, если у кого-то из них хватило усидчивости соорудить его из старых тряпок и газет. В этот же вечер, как правило, подростки с лозунгами наперевес маршируют по улицам в масках из фильма «„V“ значит вендетта» и протестуют против всего, что плохо лежит. Кто же такой этот Гай Фокс, чей образ так часто привлекает кинематографистов, почему именно его лицо стало символом бунтарства и отчего это никогда не нравилось Киту Харингтону?

Актер второго плана

Возможно, это многих удивит, но Фокс был совсем не главным в группе, организовавшей Пороховой заговор 5 ноября 1605 года с целью подрыва здания британского парламента и убийства не только всех его членов, но и короля Якова I. Все это задумал и организовал Роберт Кейтсби — молодой и пылкий аристократ, насмотревшийся на жестокие казни братьев-католиков и поэтому решивший сровнять с землей Вестминстерский дворец. Именно его, а не Гая Фокса сыграл Кит Харингтон в новом мини-сериале BBC «Порох», все три серии которого вышли в эфир в этом году перед Ночью фейерверков.

«Порох»


Кейтсби, очевидно, считал, что насилие во имя правого дела вполне может быть оправдано. Поэтому он задумал масштабный теракт, собрал своих друзей-католиков, а те привели с собой еще и неотесанного жлоба Фокса. Тот, как показано в сериале, умело управлялся с ножом, был угрюм и упрям, но от него во всей этой истории было совсем мало толку. Единственное, что требовалось от Фокса, — поджечь фитиль, но даже эту миссию он запорол, хоть и не по своей вине. В историю он вошел как главный участник Порохового заговора лишь потому, что именно его поймали в подвале под дворцом, а потом долго мучили на дыбе, пытаясь хотя бы узнать его имя. Кейтсби и его ближайших соратников убили через три дня после недолгой осады его убежища в Стаффордшире. А Фокс же протянул еще три месяца на воде и пытках, сдал всех остальных (семерых из тринадцати) участников заговора и был повешен и заодно и посмертно четвертован на плахе у того самого здания, которое они пытались взорвать.


В итоге Фокс стал главным лицом заговора, а имя Кейтсби даже в Британии помнят только отличники. Харингтона такой расклад не устраивал во многом потому, что он является прямым потомком лидера заговорщиков. Его полное имя — Кристофер Кейтсби Харингтон. «Это часть нашей семейной истории, и я всегда гордился этим родством», — рассказал актер в интервью газете The Telegraph.

Кровь, кишки и прочий хардкор

Харингтон приступил к съемкам «Пороха» в перерыве между седьмым и восьмым сезонами «Игры престолов». Именно потому, что для него эта история оказалась настолько важной и личной. Здесь он не просто исполнитель главной роли, но еще и один из создателей проекта. В этом деле компанию ему составили дебютант Дэниэл Уэст (он также сыграл Томаса Перси, который обеспечил заговорщикам подвал под зданием парламента) и писатель и сценарист Ронан Беннетт («Джонни Д.»), североирландец, не понаслышке знающий о кровавых конфронтациях католиков и протестантов. В 1970-е еще подростком он состоял в рядах ИРА и даже был арестован за убийство полицейского. Потом он выучился на историка в одном из престижнейших лондонских колледжей и устроился советником тогда еще обычного члена парламента, а позже лидера лейбористов Джереми Корбина. Другими словами, трудно представить более идеального кандидата на роль сценариста подобного сериала. Тем более что в режиссерское кресло Харингтон посадил не самого очевидного кандидата в лице Джея Блейксона, ответственного за постановку фильмов «Исчезновение Элис Крид» и «Пятая волна».



«Порох»


Роль собственно Фокса досталась валлийцу Тому Каллену из «Черного зеркала» и «Аббатства Даунтон». Он появился только в конце первой серии и вообще был суров и не очень многословен, как и положено человеку, умеющему хранить молчание. Идеальную антитезу парням, которые при любом удобном случае норовят схватиться за орудие, представил собой католический священник Генри Гарнет в исполнении Питера Муллана. Он неоднократно повторял о своем нежелании участвовать в массовом убийстве, а нагрянувшие испанские духовники убедили его в том, что Пороховой заговор только еще больше дискредитирует католическую церковь в глазах протестантской власти. Даст им еще больше поводов показательно казнить католиков, вываливая их внутренности и окуная отрезанные головы в их собственную кровь. Все это, к слову, напрямую показано в сериале. Никаких стыдливых купюр, никаких заигрываний с исторической правдой — только кишки наружу, только хардкор.


За это в день премьеры зрители обрушились на «Порох» всем твиттером. Некоторые из них утверждали, что их по-настоящему тошнило от происходящего. «Еще одна потенциально хорошая историческая драма испорчена необязательными шокирующими сценами», — сетовали пользователи соцсетей.



«Порох»


Яков I, сыгранный Дереком Ридделлом, был не только протестантом, но еще и шотландцем, узурпировавшим английский престол. И этот факт создатели сериала тоже не упустили, потому что в финале прямо в лицо короля Фокс яростно прошипел что-то вроде «Загнать бы вас, дикарей, обратно в ваши горы». С ретивым йоркским гопником король справляется при помощи интригана сэра Роберта Сесила (Марк Гейтисс) и его цепного пса сэра Уильяма Уэйда (Шон Дули). Также в сериале не обошлось без Лив Тайлер — она снова примерила на себя великосветский английский акцент и сыграла кузину Кейтсби, Энн Во, в которую был платонически влюблен его святейшество Гарнет.

Герой или террорист?

Двусмысленность Порохового заговора до сих пор оспаривается историками и политиками. Современные роялисты считают Фокса и Кейтсби обыкновенными террористами, собиравшимися взорвать тысячу ни в чем не повинных людей ради сомнительных религиозных идеалов. Но это были не случайные прохожие, а весь британский политический бомонд в полном составе. Не зря Фокса называют «последним честным человеком, побывавшим в здании парламента». Никто не может точно сказать, в каком состоянии оказалась бы Англия, если бы Кейтсби удалось довести до ума свою нехитрую затею. Возможно, страну ждали бы гражданская война и полный политический и социальный упадок. Так что вполне вероятно, фиаско заговора — это как раз лучшее, что могло случиться с Фоксом, обыкновенным парнем на подхвате.



«Порох»


Фокс был рожден протестантом, но принял католицизм подростком, когда ему хотелось бунтовать против большинства без особой на то причины. Теперь он идеальный символ антиистеблишмента, воплощение вечного протеста, олицетворение анархии и свободы. Без его масок не обходится ни один марш несогласных, а народный стих про «помню не зря пятый день ноября» знают далеко за пределами Англии. Согласно национальному опросу BBC 2002 года, Гай Фокс входит в число ста самых заметных героев британской истории наряду, например, с королем Артуром, Исааком Ньютоном, Чарльзом Диккенсом и Дэвидом Боуи. Его восприятие народом в наше время сильно отличается от XVII века, когда в чучела Фокса запихивали живых кошек, чтобы создавалось ощущение, будто это он сам кричит в агонии в момент сожжения.


Жители Галапагосского архипелага и вовсе назвали в честь нашего героя маленький необитаемый каменистый клочок земли в океане — остров Гая Фокса. Это было довольно смело с их стороны, учитывая былую мощь британского флота. Но в католических странах Фокса уж точно есть за что восхвалять, тем более что он даже в знак признательности официально взял себе итальянскую версию своего имени — Гвидо. Впрочем, «гай» («guy») стало куда более распространенным словом в англоязычном сообществе. Так до сих пор нарицательно называют не только чучела Фокса, которые кидают в огонь, но еще и всех мужчин и даже иногда женщин.

Человек и маска

Пожалуй, ничто не послужило популяризации Гая Фокса так, как комикс Алана Мура «„V“ значит Вендетта» (который впервые вышел в 1982 году) и его последующая экранизация. Всемирно известная маска с усами, острой бородой, красными скулами и хитрым прищуром — это творение художника муровского комикса Дэвида Ллойда. Конечно, он основывал ее на исторических артефактах национальной иконографии, ведь на протяжении всего XIX века Ночь фейерверков отмечали с бумажными масками на лице. Но все они выглядели по-разному, потому что тогда каждый сам рисовал себе Гая Фокса. «„V“ значит Вендетта» унифицировал образ и придал анонимности толпе, выступающей против тирании. Ллойд, работая над маской, в своих заметках писал: «Это образ, которого Гай Фокс заслуживал все эти годы. Нам не стоит его сжигать каждый год 5 ноября, а наоборот, мы должны прославлять его за попытку взорвать парламент!» Герой «V» получился романтизированной и улучшенной инкарнацией Фокса еще и потому, что он велеречивый интеллектуал, а не страдающий мычащий головорез, каким его рисуют в том же «Порохе».


Учитывая популярность персонажа, даже странно, что экранных историй, целиком посвященных Пороховому заговору, не так уж и много. Вспоминается разве что мини-сериал 13-летней давности «Заговор против короны» о Марии Стюарт, где Фокса сыграл тогда еще никому не известный Майкл Фассбендер, но там это далеко не главная сюжетная линия.



«Заговор против короны»


Сюжет настолько известен и расхож, что деятели искусств предпочитают его обыгрывать на свой лад или просто незатейливо цитировать. Например, в бибисишном «Шерлоке» один из эпизодов посвящен попытке Холмса и Ватсона предотвратить взрыв Вестминстерского дворца, где ночью 5 ноября в палате лордов обсуждается новый антитеррористический закон. В «Гарри Поттере» у профессора Дамблдора есть феникс под названием Фокс, чье имя по-английски пишется так же, как и фамилия Гая Фокса (Fawkes). И птица эта, как и все фениксы, символически сгорает, а потом восстает из пепла. Герои «Доктора Кто» аж дважды участвовали в Пороховом заговоре, правда ни разу в самом сериале. Сначала еще с самым Первым Доктором в романе «Заговорщики» из серии «Пропущенные приключения», а потом с Мэттом Смитом и Пондами в компьютерной игре. Что уж там говорить, даже в «Игре престолов» каждый хочет быть Гаем Фоксом. Например, Серсея Ланнистер, которая собрала всех своих ненавистников в одном месте и взорвала его к чертям.


История о Пороховом заговоре нуждалась в такой прямолинейной и исторически верной экранизации, которая не ссылалась бы на всем известный сюжет, а старательно бы его пересказывала. Справедливость восстановлена: Роберт Кейтсби — главный герой, Гай Фокс — парень с фитилем. В конце концов, кто если не Кит Харингтон расскажет миру о его заслуженном предке?



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.