Экслибрис, Путин и картошка: 15 лучших документальных фильмов 2017 года

Экслибрис, Путин и картошка: 15 лучших документальных фильмов 2017 года

«Лица, деревни»


1. «Экслибрис: Нью-Йоркская публичная библиотека»

Пожалуй, самый авторитетный американский документалист в мире Фредерик Уайзмен (другой вариант написания его фамилии — Вайсман) в течение многих лет снимал ад: тюрьмы, больницы, казармы, полицейские участки, скотобойни — все места, где свобода попирается, а личность подавляется, но при этом без этих мест все равно не обойтись. Пару десятилетий назад что-то произошло: Уайзмен как будто поверил, что людей скорее спасет искусство, нежели социальная справедливость, и снял ряд больших фильмов про балет, живопись, театр и даже стриптиз. «Экслибрис» — это манифест, который демонстрирует, как культура должна идти в массы и менять их.


«Экслибрис: Нью-Йоркская публичная библиотека»


Это трехчасовой фильм про отделения Нью-Йоркской публичной библиотеки, где интеллектуалы ведут сложные беседы в полных залах, а в небольших комнатках проходят ярмарки вакансий, собрания политических кружков и занятия с маленькими детьми. Это не помещения с книгами, а места, где человек становится человеком, и создание таких мест является основной задачей государства. Если бы «Оскар» был более гуманистичным и менее политическим, награду за этот важнейший фильм должен был бы получить именно Уайзмен. Но у него до сих пор нет ни одной статуэтки, кроме почетного прошлогоднего «Оскара» за вклад в киноискусство.

2. «Парижская опера»


«Парижская опера»


Лет десять назад Уайзмен, переехавший во Францию, снял среди прочих своих картин фильм про балет Парижской оперы. Снял и как будто поставил точку в теме. Поэтому когда куда менее именитый швейцарец Жан-Стефан Брон принялся делать фильм про Парижскую оперу, отношение публики было настороженное. Брон подстраховался. Во-первых, Уайзмен снимал Опера Гарнье, балетное отделение театра, а Брон сосредоточился на опере Бастилии, где поют. Его фильм более личный, в нем больше иронии и красоты. Уайзмен показывает, как красота рождается в процессе кропотливой работы. У Брона это результат радостного воодушевления творческих людей. Почувствуйте разницу.

3. «Неудобная планета»


«Неудобная планета»


Много лет назад Альберт Гор получил за фильм «Неудобная правда» «Оскар». Это политическое решение вызвало, мягко говоря, недоумение: фильм представлял собой лишь простовато оформленную лекцию Гора о глобальном потеплении и никак не мог объективно соревноваться с полноценными художественными произведениями в своей номинации. Спустя годы Гор возвращается в новом фильме, но сделанном уже более традиционно. Это рассказ о борьбе Гора, которая не находит сторонников среди сильных мира сего, и Гор здесь представлен не то Дон Кихотом, не то Кассандрой, мрачным предсказаниям которой никто не внимает.

4. «Вьетнам»


«Вьетнам»


Кен Бернс отличается от многих документалистов мира своим фундаментальным подходом к работе. Всю жизнь он пишет большую энциклопедию Америки, причем если уж берется рассказывать про бейсбол или джаз, то это будут циклы не на три и даже не на пять часов, а сразу на столько, чтобы больше было уже нечего добавить. Его фильм о Вьетнаме длится 1000 минут, и один только рассказ о том, как вообще во Вьетнаме оказались американцы, занимает добрых полтора часа, всю первую серию. Бернс работает очень просто: фотографии, интервью, хроника, фрагменты игровых картин. Но его повествование отличается такими ясностью и точностью, что оторваться от экрана невозможно ни на секунду. Высочайший уровень мастерства.

5. «Интервью с Путиным»


«Интервью с Путиным»


Среди других мини-циклов надо выделить фильм Оливера Стоуна, который для России был особенно важен. Стоуну вообще в последние лет пятнадцать лучше удаются документальные работы, чем игровые. Причем особенно хорошо у него получаются портреты политиков-маргиналов (с точки зрения мирового сообщества), в которых Стоун видит романтических героев. Владимир Путин в этой галерее занял уверенное место рядом с Фиделем Кастро и Ясиром Арафатом. В лице российских зрителей режиссер нашел (не)благодарную аудиторию. Вряд ли другие нации столько же пристрастно смотрели другие фильмы-интервью Стоуна и размышляли о природе вопросов американского режиссера: интервьюер — наивный простак или провокатор?


Читайте также: Путин или Кастро: Тест на знание вопросов, волнующих Оливера Стоуна


6. «Икар»


«Икар»


Еще один американский фильм, тесно связанный с Россией. Но если Стоуна за фильм о Путине американские интеллектуалы презирают, то эту картину уже несут на щите в сторону «Оскара». О том, что режиссер (и активный велогонщик-любитель) Брайан Фогель снимает фильм с участием сбежавшего в США Григория Родченкова, бывшего директора российского Антидопингового центра, СМИ писали давно. Теперь, когда фильм готов, можно более подробно узнать о причинах, по которым до сих пор не кончаются скандалы с нашими олимпийцами. Родченков в фильме не раз сравнивается со Сноуденом, только теперь расклад поменялся, и уже США прячут Родченкова от российского правосудия.


Читайте также: Netflix купил фильм о допинге и драму с Киану Ривзом


7. «Город призраков»


«Город призраков»


Мэтт Хейнеман, который не так давно прославился фильмом «Земля картелей», не первый, кто снимает кино о Сирии. Конечно, таких лент еще не так много, как об Украине, но они выходят одна за другой, и «Город призраков» —
среди них пока что лучшая работа. Это рассказ о журналистах и активистах из многострадального города Ракка, который исламские террористы решили превратить в цитадель, проводили там казни да и вообще чувствовали себя как дома. Герои фильма борются за свободу от терроризма посредством медиа, пока сирийские, российские и американские военные силы наносят по городу удар за ударом. Журналисты из города Ракка давно превратились в беженцев, за ними охотятся, но именно они заставляют поверить в то, что подлинная журналистика — это до сих пор очень важно.

8. «Полет пули»


«Полет пули»


Даже если бы фильм Беаты Бубенец не был самым скандальным российским документальным фильмом года, о нем все равно стоило бы поговорить еще раз. Полнометражная картина снята на Донбассе одним кадром, непрерывно. Это триллер, саспенс которого периодически просто зашкаливает. Фильм начинается с того, что мирного гражданина, поспорившего с Бубенец во время съемки, украинские солдаты хватают и собираются допросить и убить, подозревая в нем сепаратиста. А потом действие снова и снова принимает непредсказуемый оборот. Даже не верится, что все это не срежиссировано блестящим постановщиком, а случилось на самом деле на глазах у молодой девушки с камерой в руках и установками Марины Разбежкиной в голове.


Читайте также: Шаманы, рокеры и Звягинцев: Что смотреть на «Артдокфесте-2017»


9. «Любовь — это картошка»


«Любовь — это картошка»


Возможно, самый глубокий фильм о России в этом году снят гражданкой Нидерландов Аленой ван дер Хорст. И если современная Россия ей более или менее понятна, то СССР — загадка наподобие другой планеты. Вместе с тем это ее наследство — материальное (несколько квадратных метров в маленьком деревенском домике) и культурное одновременно. Мало его получить — нужно еще понять, что с ним делать. Приехав к своим родственникам в российскую деревню, Алена беседует с ними и пытается понять, что означало быть советским человеком и почему ее мать уехала от всего этого в Нидерланды. Взгляд чужака становится для российского зрителя прекрасной призмой для взгляда на наше собственное прошлое. И на настоящее.

10. «Фильм без названия»

Сейчас можно смело говорить, что покойный Михаэль Главоггер был одним из главных документалистов начала XXI века. Это касается и его личного авторитета, и популярности его фильмов. Но если «Смерть рабочего» и «Слава блудницы» были фильмами в значительной степени антропологическими, то новая работа, которую Главоггер не успел закончить, получилась философской и созерцательной. Это фильм о предельных вопросах бытия, в частности о времени. По поэтике и глубине он ничем не уступает, например, прославленным работам Терренса Малика. Удивительный фильм. Может, даже хорошо, что он остался без названия: каждый сможет придумать для него свое.


11. «Лица, деревни»




«Лица, деревни»


Аньес Варда — классик французского кино, последняя из живых представителей течения «рив гош» (подразумевался левый берег Сены и то, что сердце тоже находится слева), к которому принадлежали Крис Маркер и Ален Рене. Примерно раз в десять лет Варда выпускает маленькие шедевры, синтезирующие игровой и неигровой кинематограф, исследующие киноязык, совмещая его с языком других искусств. Предыдущий ее полнометражный фильм «Побережья Аньес» был рефлексией на тему прошлого и прошлых работ режиссера, своего рода подведение итогов. Понадобилось почти 10 лет, чтобы Варда решила сделать еще одну картину, но сосредоточенную на настоящем и будущем, да еще и в соавторстве с молодым фотографом ДжейАром. Забавно смотреть на них вдвоем. Варда в этом фильме похожа на мастера Йоду, который решил не слишком делиться мудростью, но задавать побольше провокационных вопросов окружающим. Хотя и падаван здесь как раз под стать учителю.


12. «Я называла его Морган»




«Я называла его Морган»


Тем, кто после выхода «Ла-Ла Ленда» думает, что джаз — это очень весело и одновременно грустно, стоит познакомиться с лентой о супругах Морган. Джаз в их версии — это еще и очень кроваво. В 1972 году Хелен Морган, жена американского джазмена-трубача Ли Моргана, пришла на концерт своего мужа и убила его из пистолета. Почему это произошло — ответ в фильме. Эту ленту уже окрестили лучшей из того, что вообще было снято в документальном кино о джазе. Желая отвесить лишний комплимент картине, которая всерьез претендует на «Оскар», ее попросту называют джазом на экране.

13. «Один из нас»


«Один из нас»


Как ни странно, но хит Netflix о хасидах, которые решили порвать со своими общинами и религиозными убеждениями ради светской жизни, не так далек по своей тематике от актуальных российских проблем. В центре конфликта каждого из этих людей лежат отношения с семьей. Променять аскетический уклад жизни с кучей детей и строгими нормами на гугл и гаджеты — это преступление, освобождение, бунт или что-то еще? С точки зрения авторов фильма, которые рассказывают о трех хасидских смельчаках, речь идет о праве на жизнь. Но стоит ли оно того, чтобы не разговаривать с матерью много лет, живя с ней в одном городе?

14. «Риск»


«Риск»


Вряд ли кто-то станет утверждать, что «Citizenfour: Правда Сноудена» был гениальным фильмом. В конце концов, зрители ничего нового из него не узнали. Все сенсации, о которых там говорится, уже случились. Но критики справедливо отметили, что Лора Пойтрас работает следующим образом: она находит человека, о котором все хотят знать, и оказывается рядом с ним, чтобы зрители тоже могли очутиться в его пространстве, почувствовать его. В прошлый раз то был Эдвард Сноуден, который сидел в комнате отеля и не знал, сможет ли он выйти оттуда живым. Теперь это Джулиан Ассанж, который тоже понимает, кто и зачем за ним охотится, но авантюрный драйв заставляет его совершать все более опасные поступки, связанные прежде всего с правительством США.

15. «All This Panic»



«All This Panic»


Этот фильм называют просто лучшим фильмом о подростках, который когда-либо выходил в прокат. Подростков бесконечно трудно снимать, к ним очень сложно приблизиться, хотя даже в России были очень хорошие картины на эту тему. Например, «Девочки» Германики и «Четырнадцатилетние» из серии «Рожденные в СССР». Но семь героинь фильма Дженнифер Гейдж — это неограненные алмазы, странные антропоморфные существа, которые уже не дети, но еще и не взрослые. Даже не девушки. Они — тинейджерки. У них все особенное. И на них можно смотреть бесконечно, потому что они полны страхов, надежд и предвкушений, а их юность гарантирует то, что они могут себе все это позволить.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.