«С» — стабильность или скандал? 2017 год российского кино в 12 событиях

«С» — стабильность или скандал? 2017 год российского кино в 12 событиях

Кирилл Серебренников / Фото: Getty Images


Призрачная угроза пяти миллионов

В январе 2017-го стало известно о новой инициативе министра культуры Владимира Мединского: чтобы «зачистить» прокат от «низкокачественного» зарубежного кино, занимающего сеансы, и собрать деньги на поддержку отечественного, стоит ввести новый неналоговый сбор, без уплаты которого прокатчик не сможет получить прокатное удостоверение на фильм. Российским фильмам эти средства собирались компенсировать. Сумма, которую министерство культуры предложило заплатить дистрибьюторам — 5 млн рублей, — повергла в шок всех представителей индустрии. Стало ясно, что компании, выпускающие авторское независимое кино, при таких расходах просто не выживут.


Владимир Мединский / Фото: Getty Images


Инициатива висела над российским прокатом как дамоклов меч вплоть до начала октября, когда стало известно, что Минкульт от идеи пятимиллионного сбора отказался и теперь рассчитывает брать с прокатчиков деньги по французской модели, собирая определенный процент с каждого проданного билета в пользу Фонда кино (пока планируют начать с 3%). Российским фильмам эти отчисления будут компенсированы все тем же Фондом кино. Министерство культуры рассчитывает, что с помощью нового сбора сможет привлекать около 1,5 млрд рублей ежегодно. В данный момент объем средств Фонда кино, выделяемых на поддержку отечественного кинематографа, составляет 4,5 млрд рублей. Инициативу уже одобрил на заседании совета по культуре и искусству Владимир Путин, что делает ее все ближе к реализации. Однако законопроекта на бумаге еще нет, к тому же мера должна будет пройти экспертизу других министерств. Ведь неналоговый сбор, который будет, по сути, затрагивать интересы только зарубежных картин, противоречит нормам ВТО, о чем, к слову, напомнил и Путин.

Богатырские сборы российского кино

С 2013 года лидерство в списке самых кассовых отечественных картин удерживал «Сталинград» Федора Бондарчука, заработавший в России 1,62 млрд рублей. 25 октября 2017-го на российские экраны вышел «Последний богатырь» — обаятельная комедия про шарлатана-экстрасенса, который попадает в мир русских сказок и обнаруживает, что все считают его сыном Ильи Муромца. Семейная сказочная история настолько точно попала в аудиторию (тут опыт режиссера зрительских «Кухни» и «О чем говорят мужчины» Дмитрия Дьяченко оказался как нельзя кстати), что ее сборы не только не упали после первого уик-энда, но даже выросли, что и с голливудскими релизами бывает нечасто. «Последний богатырь» держался в десятке самых кассовых картин проката на протяжении семи недель, заработав в кинотеатрах России 1,67 млрд рублей, побив, таким образом, рекорд «Сталинграда». В России и СНГ картина и вовсе заработала 1,73 млрд рублей против 1,67 млрд рублей у фильма Бондарчука.




Федор Бондарчук на премьере фильма «Сталинград» / Фото: Элен Нелидова для КиноПоиска


Однако не богатырем единым жила российская киноиндустрия. В 2017 году семь отечественных фильмов собрали в прокате более 500 млн рублей, и это без учета «Викинга», чей прокат стартовал еще в 2016 году, и «Движения вверх», цифры сборов которого можно будет оценить уже после новогодних каникул. В 2016 году таких картин было всего четыре с учетом «Викинга». При этом большинство из этих семи картин — сложнопостановочные проекты с большим количеством визуальных эффектов. Это снятая почти целиком на фоне зеленого экрана «Легенда о Коловрате», научно-фантастическое «Притяжение», в котором появляются своеобразные, непохожие на уже виденных ранее в кино инопланетяне и космические корабли, драмы на основе реальных событий «Время первых» и «Салют-7», где есть сцены в невесомости и в открытом космосе. Впрочем, историческая драма «Матильда» тоже может похвастаться масштабом постановки (например, для ленты построили декорации внутреннего убранства Успенского собора в натуральную величину). Эти и другие фильмы обеспечили российскому кинематографу общий бокс-офис в размере 12 млрд рублей, что составляет примерно 22% от общей кассы и что на 4% выше, чем в 2016-м.

Перезапуск журнала «Искусства кино»

В мае 2017-го ушел из жизни киновед и культуролог Даниил Дондурей, более 20 лет возглавлявший журнал «Искусство кино». Во время «Кинотавра» стало известно, что место главного редактора ИК займет Антон Долин — пожалуй, самый востребованный российскими медиа в последние несколько лет кинокритик. Он заявил, что журнал ждет новая жизнь. «Мы собираемся расширяться, проводить серии показов по всей стране, читать лекции и мастер-классы, учить всех желающих смотреть кино и писать о нем. В будущем у нас собственные фестивали, премии, сети кинотеатров и киноклубов, собственная синематека. А также мультимедийный интернет-портал, который станет уникальным ресурсом с точки зрения информации, истории и осмысления современного кинопроцесса», — пообещал Долин в обращении на сайте краудфандинговой кампании, предлагая поддержать «Искусство кино».





Кампания собрала гораздо больше средств, чем рассчитывали организаторы: вместо миллиона рублей поклонники издания перевели три с половиной миллиона. И хотя сайт журнала пока живет старой жизнью, с приходом Антона Долина в «Искусство кино» действительно началась активная деятельность, и издание отчетливо повернулось к публике. В первом номере под его руководством, посвященном российскому кино, появился пристальный разбор самим Долиным творчества Сарика Андреасяна. Еще один номер был частично посвящен новому сезону сериала «Твин Пикс». Проект «Синематека: Искусство кино» провел ретроспективу Аки Каурисмяки, был объявлен сценарный конкурс «Личное дело», а своих читателей «Искусство кино» стало собирать на неформальные офлайн-мероприятия.

К барьеру: «Нелюбовь» vs «Аритмия»

В мае на Каннском кинофестивале состоялась премьера драмы Андрея Звягинцева «Нелюбовь». Картина получила отличные отзывы прессы. «Идеально разыгранная семейная драма», «величественная и мрачная трагедия», «холодная, вызывающая чувство тревоги драма, которая держит в напряжении благодаря актерской игре и общей интонации» — такими выражениями пестрели рецензии критиков. Российский фильм получил приз жюри и продолжил триумфальное шествие по фестивалям и премиям, очевидной кульминацией которого должно стать попадание в список пяти номинантов на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке».




«Нелюбовь»


В июне, параллельно с кинотеатральным прокатом «Нелюбви», на фестивале «Кинотавр» в Сочи состоялась премьера камерной драмы Бориса Хлебникова «Аритмия», которая получила и главный приз жюри, и награду зрительских симпатий. Ухватившись за формальное сходство (и в «Нелюбви», и в «Аритмии» в центре сюжета пара, которая стоит на пороге развода либо уже фактически развелась), критики стали сравнивать два фильма, разделившись на два лагеря и споря с пеной у рта: «Нелюбовь» или «Аритмия»? Отчасти провокацию дихотомии можно приписать Антону Долину, который, открыто признаваясь в любви к «Нелюбви» и в равнодушии к «Аритмии», вызвал волну энтузиазма со стороны защитников фильма Бориса Хлебникова.




«Аритмия»


Легко поддаться соблазну увидеть в выверенном и мастерски холодном фильме Звягинцева поклеп на «немытую Россию», которая символично бежит на месте под падающий хлопьями снег, пока волонтеры ищут очередного сбежавшего ребенка, а в человеколюбивой «Аритмии», где герои живут и спасают других на разрыв аорты, запойно и без рефлексии, под душещипательную «Яхту, парус», разглядеть оправдание этой самой немытой реальности, где параллельно существуют и бесчеловечная медицинская реформа, и самоотверженные врачи. На самом же деле оба фильма оказались востребованы зрителем и нашли свою аудиторию, а значит, попали в нерв. «Аритмия» получила от читателей КиноПоиска самую высокую оценку среди отечественных картин — 7,8 балла, однако «Нелюбовь» отстала ненамного с оценкой в 7,5. Можно, впрочем, занять и совсем радикальную позицию, высказанную Марией Кувшиновой в интервью сайту The Village: «оба хуже», а лучше всего тему дисфункциональной семьи и краха империи рассказывает дебютная «Теснота» Кантемира Балагова.

В «Тесноте» да в доме инвалидов

Кантемир Балагов, чья «Теснота» попала в программу «Особого взгляда» Каннского кинофестиваля и получила награду критиков ФИПРЕССИ, а также приз за лучший дебют на «Кинотавре», — один из самых ярких дебютантов этого года, но далеко не единственный. «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» выпускника мастерской Карена Шахназарова, уроженца Ханты-Мансийска Александра Ханта стал открытием фестиваля «Окно в Европу» в Выборге (до этого картина получила главный приз в программе «К Востоку от Запада» фестиваля в Карловых Варах). История бывшего детдомовца Витьки Чеснока, блестяще сыгранного Евгением Ткачуком, и его отца, бандита-рецидивиста Лехи Штыря (не менее внушительный Алексей Серебряков), пропитанная лубочной гоп-эстетикой, с коврами на стенах, затрапезными обоями, сочными красками, халатиками в цветочек, песнями «Грибов» и «Хаски», оказалась гораздо живее, отчаяннее, смелее и ближе к реальности, чем все последние отечественные хиты вместе взятые. Увы, признание картину ждет уже в сети. В скромном кинотеатральном прокате лента (как, кстати, и более успешная в фестивальном плане «Теснота») заработала чуть больше 5 млн рублей, несмотря на все шансы стать потенциальным народным хитом уровня если не «Горько!», то хотя бы «Неадекватных людей».




«Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»


Новые имена появлялись неожиданно, как снег на голову, не из выпускников столичных киношкол. Например, Дмитрий Давыдов, учитель начальных классов из небольшого якутского улуса, снял драму «Костер на ветру», попал с ней на фестиваль в Пусане и смотр кино малых народов в Канаде, а российских критиков поразил на фестивале «Движение» в Омске. «Костер на ветру» рассказывает об отце парня, по пьяни убившего своего собутыльника. Старик вынужден жить с чувством вины перед престарелыми родителями погибшего юноши, тогда как его собственный сын покончил с собой в тюрьме. Темы вины и искупления приобрели в обрамлении неповторимых якутских пейзажей объем, которого столичному кино давно недостает. Самые интересные дебюты, кажется, стоит высматривать на периферии.

Православная цензура: От Белль до Матильды Кшесинской

Курс на минимальное оскорбление чувств различных категорий населения не мог не сказаться на кино. В марте против проката диснеевской сказки «Красавица и чудовище» выступил депутат Виталий Милонов, который обнаружил в картине признаки гей-пропаганды. Причиной стал персонаж ЛеФу, подручный Гастона. «Общественность не может смотреть молча на то, что предлагают кинопрокатчики под видом детской сказки — явная, неприкрытая, бессовестная пропаганда греха, извращенных сексуальных отношений», — утверждал Милонов в своем обращении к министерству культуры. Минкульт пропаганды гомосексуализма в «Красавице и чудовище» не нашел, однако присвоил картине рейтинг 16+. От греха подальше.




«Матильда»


Возмущением общественности депутат Государственной Думы Наталья Поклонская аргументировала свой крестовый поход против Алексея Учителя и фильма «Матильда». Депутат говорила, что получает тысячи писем от граждан, которых оскорбил образ будущего императора Николая II, причисленного Русской православной церковью к лику святых, в фильме Учителя. Поклонская призывала запретить прокат фильма, заказывала историкам экспертизу сценария и трейлеров картины, нашла сторонников в лице глав Дагестана и Чечни, а также в радикальных православных движениях, которые принялись забрасывать офис студии «Рок» в Санкт-Петербурге бутылками с зажигательной смесью и рассылать письма с угрозами в адрес кинотеатров, планирующих показывать «Матильду». В результате картина лишилась рекламы на федеральных каналах и наружной рекламы в крупных городах, а зарубежные звезды фильма побоялись ехать в Россию на премьеру. Правда, шумиха, поднятая вокруг «Матильды», оказалась несоразмерной масштабу фильма. Однако примеры и «Красавицы и чудовища», и «Матильды» в очередной раз показали: активные депутаты и чиновники по-прежнему способны если не запретить прокат фильма, то как минимум усложнить жизнь прокатчику.

«Время первых» против «Салюта-7» и «Форсажа 8»

Российские картины не только зарабатывали, но и активно боролись за место под солнцем. Два масштабных проекта (один — о первом выходе в открытый космос, другой — о героическом спасении станции «Салют-7») нацелились на значимую апрельскую дату, в преддверии Дня космонавтики. В ход пошел административный ресурс вплоть до показа фильма «Время первых» Администрации президента, и победителями вышли продюсеры Евгений Миронов и Тимур Бекмамбетов, а не Сергей Сельянов, чей «Салют-7» первым заявил о желании выходить 6 апреля. Сельянов до сих пор считает, что, выйди «Салют-7» первым, он заработал бы еще больше, чем собранные в октябре 756 млн рублей.




«Время первых»


С выходом в прокат «Времени первых» была связана и другая скандальная история. Министерство культуры тянуло с выдачей прокатного удостоверения картине «Форсаж 8», которая должна была столкнуться с фильмом Дмитрия Киселева на втором уик-энде его проката. Дошло до того, что несколько крупнейших сетей кинотеатров, в числе которых «Синема Парк», «Каро», «Формула кино» и «Киномакс», отправили письмо в министерство с просьбой не отодвигать премьеру голливудской картины «Форсаж 8» из-за отечественного фильма «Время первых». В итоге кинотеатрам пришлось пойти на компромисс: «Форсажу 8» выдали прокатное удостоверение на дату 13 апреля при условии, что сети сохранят определенную долю сеансов за «Временем первых». Тимур Бекмамбетов причастность к расчистке проката для своего проекта отрицал, заявляя, что идея подвинуть популярную голливудскую франшизу — инициатива самого Минкульта.

Мамут против дистрибьюторов, «Централ партнершип» против кинотеатров

В этом году не только чиновники ставили палки в колеса кинопрокатчикам, но конфликты разгорались между прокатчиками и кинотеатрами без помощи извне. В сентябре сервис «Рамблер.Касса» ввел 10%-ную наценку на онлайн-билеты в кинотеатры объединенной сети «Формула кино» и «Синема Парк», принадлежащей (как и холдинг «Рамблер») бизнесмену Александру Мамуту. Если от сборов в кинотеатрах дистрибьюторы получают половину, то дополнительными 10%, которые платит зритель, покупая билеты через интернет, компания бизнесмена с ними делиться не стала. Прокатчики отреагировали по-разному: Universal не стала отдавать в кинотеатры сети фильмы «Сделано в Америке» и «Снеговик», Fox запретила продавать билеты на сеансы «Убийства в Восточном экспрессе» через интернет, WDSSPR сделала то же самое с новыми «Звездными войнами». Сеть кинотеатров «Каро» отреагировала тем, что в пику сервису «Рамблер.Касса» ввела 10%-ную скидку на билеты, купленные онлайн.


В начале декабря компания «Централ Партнершип» разослала кинотеатрам новый текст договора, в котором появились новые термины и условия, а также новые (и весьма внушительные) штрафы за их неисполнение. В том числе прокатчик указал, что необходимо перечислять ЦПШ процент с «полной стоимости билета», включая онлайн-наценки и любые другие наценки сторонних агентов. Против кабального договора, за отказ подписывать который кинотеатры, по их же словам, угрожают лишить права показа «Движения вверх», выступила новая организация — основанная в этом году Ассоциация владельцев кинотеатров. В ассоциацию вступила в том числе и сеть «Формула кино» и «Синема Парк».


В то же время группа компаний Rambler & Co, студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова, телеканал «Россия 1» и кинокомпания «Централ Партнершип» договорились о масштабном партнерстве по поддержке фильма «Движение вверх», что сделало ситуацию еще более запутанной. Будет ли сеть Мамута лоббировать интересы кинотеатров в переговорах с ЦПШ или договор о партнерстве гарантирует сети индивидуальные условия? Генеральный директор объединенной сети Роман Линин заявил в комментарии Cinemaplex, что продвижение фильма «Движение вверх» холдингом Rambler «не связано с переговорами о новых условиях договора и не связано с попыткой объединенной киносети получить индивидуальные преимущества». Срок старого договора с ЦПШ истекает 31 декабря, так что в будущем году кинотеатрам и прокатчику придется сесть за стол переговоров.

Лето кончилось: Арест Кирилла Серебренникова

В августе КиноПоиск отправился на съемки фильма «Лето» Кирилла Серебренникова о юности Виктора Цоя. Однако на площадке выяснилось, что смена не состоится: ночью, буквально за неделю до окончания съемок, режиссера задержали и увезли в Москву. Подавленная группа разошлась по гостиницам, продюсеры отказывались комментировать ситуацию и отключали телефоны. Казалось, это какая-то ошибка, и Серебренникова просто увезли на допрос, он вернется и доснимет кино. Однако суд решил иначе, предъявив режиссеру обвинение в мошенничестве и выбрав мерой пресечения домашний арест.




Кирилл Серебренников / Фото: Элен Нелидова для КиноПоиска


Продюсер картины Илья Стюарт принял жесткое решение: без участия Кирилла Серебренникова картину доснимать не будут, и съемочный процесс фильма «Лето» был заморожен сразу после съемок технических сцен и сцен, которые актеры и группа успели отрепетировать еще вместе с режиссером и по его заметкам. Серебренникова, участника Венецианского и Каннского фестивалей, лишили возможности завершить съемки фильма, а также продолжить работу над балетными и театральными постановками, несмотря на поручительство трех с лишним десятков деятелей культуры, среди которых Федор Бондарчук, Данила Козловский, Алексей Попогребский, Чулпан Хаматова, Алексей Мизгирев, Константин Хабенский. В октябре домашний арест был продлен до 19 января 2018-го года.


Дело Серебренникова, которого обвиняют в хищении государственных средств, выделенных на театральные постановки, в очередной раз вызвало в среде театральных деятелей и кинематографистов дискуссию о том, стоит ли брать деньги на творческие проекты у государства. Сложный бюрократический механизм получения средств от бюджетных учреждений не приспособлен к процессу производства кино, где часто меняются сроки и есть огромное количество контрагентов, со многими из которых студии расплачиваются наличными, из-за чего отчетные документы могут не соответствовать реальности. Так стоит ли давать государству инструмент давления в виде преследования за финансовые нарушения? Некоторые продюсеры уже отказались от опоры на деньги Фонда кино и Минкульта (так, например, «Нелюбовь», как и 9 из 14 участников конкурса «Кинотавра», снята без государственных денег), однако это по-прежнему скорее исключение как для высокобюджетных фильмов, так и для авторских проектов.

Несостоявшийся уход Юрия Быкова из кино

Одним из главных скандалов осени стал показ Первым каналом сериала «Спящие». В агитке про доблестных работников ФСБ зрителей и критиков мало что удивило, кроме имени режиссера. Юрия Быкова оппозиционно настроенные граждане привыкли считать своим, и участие в откровенно пропагандистском проекте, который ставит знак равенства между «либерал» и «продажный агент Госдепа», многих задело за живое. Дмитрий Быков посвятил своему однофамильцу едкое стихотворение; в личные сообщения режиссеру посыпались обвинения в предательстве от зрителей, чьи родственники или друзья пострадали за выражение оппозиционной точки зрения. Не выдержав, постановщик заявил об уходе из кино и медийного пространства. Его манифест вызвал обратную реакцию: поклонники расстроились и стали уговаривать режиссера продолжать снимать кино.




«Спящие»


Кино Юрий Быков действительно продолжил снимать. Его «Завод» создается в партнерстве с французскими продюсерами, и производство уже было запланировано на эту зиму. Недавно режиссер закончил съемки, впереди монтаж, а затем и новый фильм «Сторож», который получил поддержку министерства культуры. Из информационного пространства режиссер тоже передумал уходить и охотно рассказывает о «Заводе» журналистам. Так что поклонники могут точно быть спокойны.

(Не)банкротство Enjoy Movies

Основанная в 2010 году продюсерами Гевондом и Сариком Андреасянами и Георгием Малковым компания подала летом заявление о признании себя банкротом. После провала фильмов «Дед Мороз. Битва магов» и «Защитники» и после доначисления налогов Федеральной налоговой службой студия задолжала средства Фонду кино (в размере 50,8 млн рублей, выделенных как раз на «Защитников») и кредиторам, а счета компании были заморожены по требованию налоговой. Незадолго до этого, в мае, братья Андреасяны покинули Enjoy Movies, чтобы выпускать фильмы под новым брендом «Большое кино». Именно от имени студии «Большое кино» продюсеры представляли свои проекты, в том числе «Непрощенного» и «Кому», на питчингах Фонда кино и последних кинорынках.




«Защитники»


Enjoy Movies, в которой также остался бывший партнер Андреасянов, инвестор Владимир Поляков, попросила Фонд кино не рассматривать заявки компании на этапе распределения средств в 2017 году. В августе представитель Enjoy Movies заявила, что компания отозвала из суда заявление о банкротстве, договорившись с кредиторами о реструктуризации долгов, однако спустя несколько дней Фонд кино подал новый иск к студии (правда, уже всего на 10 млн рублей) по договору от 2015 года. Компания должна была выплатить их до конца года. В истории с Enjoy Movies еще не поставлена точка. У компании, оставшейся без братьев Андреасянов с их пулом связей, сохранилось в портфеле несколько проектов, которые так и не были завершены, в том числе, например, картина «Временные трудности» с Риналем Мухаметовым и Иваном Охлобыстиным. Удастся ли студии выплыть из долгов, узнаем уже в 2018-м.

В доме завелись воры

«В нашем доме завелись воры», — так начал режиссер Сергей Снежкин свою речь на съезде Союза кинематографистов, прошедшем в декабре в Москве. Если бы не страшная история о том, как Дмитрий Месхиев едва не оставил Санкт-Петербургское отделение Союза кинематографистов без имущества, съезд был бы совсем сонным: выбрали председателем Никиту Михалкова, приняли новых членов, отчитались за прошедший год. Суть конфликта с Месхиевым состоит в том, что, по словам Снежкина, пока тот занимал должность главы питерского отделения СК РФ, незаконные сделки (в том числе с имуществом Союза) довели организацию практически до банкротства. Как уточнил во время съезда Снежкин, СК РФ мог потерять Дом творчества кинематографистов в Репино, однако этого удалось избежать. Всего из-за судебных тяжб и необходимости погасить долги и предотвратить банкротство питерского отделения Союз кинематографистов потратил 52 млн рублей. Месхиев ситуацию не комментирует, а по делу о хищениях, как сообщил Снежкин, удалось привлечь лишь бухгалтера организации, осужденного в итоге на четыре года лишения свободы. Союз кинематографистов, впрочем, выразил свою позицию исключением Месхиева из членов организации.




Никита Михалков / Фото: Getty Images


В планах у Союза кинематографистов, которым еще как минимум четыре года будет руководить Никита Михалков, есть инвестиционные проекты, на которых СК собирается заработать дополнительные средства. Например, Дом ветеранов кино в Москве на Нежинской улице планируется реконструировать в современный гостинично-реабилитационный комплекс с бассейном, а на территории комплекса появятся жилые дома от компании-инвестора. Союз кинематографистов также собирается участвовать в развитии Ялтинской киностудии, где, по словам Михалкова, должны появиться современные гостиницы, павильоны и съемочные бассейны. Однако сроки вступления студии в строй Михалков традиционно не назвал.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.