«Это же комедия, чуваки»: Первые зрители о фильме «Смерть Сталина»

«Это же комедия, чуваки»: Первые зрители о фильме «Смерть Сталина»

«Смерть Сталина»


Сатирическая лента «Смерть Сталина» должна была выйти в российский прокат 25 января. 22 января КиноПоиск устроил для своих пользователей специальный предпремьерный показ. Однако уже на следующий день, 23 января, стало известно, что министерство культуры под давлением депутатов и членов общественного совета, также посмотревших накануне фильм, отзывает у ленты ранее выданное прокатное удостоверение.


Павел Пожигайло, член общественного совета при Министерстве культуры РФ, посчитал, что фильм «оскверняет наши исторические символы — советский гимн, ордена и медали», а генерал Жуков изображен «придурком». Пожигайло также заявил, что в ленте показано «чрезмерное насилие». Депутат Государственной думы Елена Драпеко назвала фильм Армандо Ианнуччи «гадостью», «пасквилем, провокацией, попыткой убедить нас, что и страна у нас ужасная, и народ у нас идиот, и правители наши — дураки». Когда картина сможет выйти на экраны и сможет ли быть показана вообще, теперь будет решаться отдельно.




Армандо Ианнуччи на съемках фильма «Смерть Сталина»


Зрители, попавшие на спецпоказ КиноПоиска, а также те, кто видел «Смерть Сталина» на фестивалях, делятся своими впечатлениями от фильма, возмутившего депутатов, общественных деятелей и чиновников.


Александр Роднянский, продюсер:


— В своем фильме «Смерть Сталина» режиссер Ианнуччи продолжает сатирически высмеивать сильных мира сего и режимы, ими созданные. Если в предыдущей картине «В петле» речь шла о бездарном британском правительстве, Пентагоне и Белом доме, развязавших бессмысленную войну в Ираке, а в сериале «Вице-президент» — об американских руководителях, представленных в этом телепроекте полными идиотами, то в «Смерти Сталина» автор высмеивает сталинский режим. Где-то более удачно, где-то менее. Смех, как известно, лишает страха и открывает глаза. В этом и есть задача сатиры. Обижаться на нее, тем более запрещать под самыми благовидными предлогами, означает продолжать жить в оковах прежних страхов, комплексов и фобий.


Юля Сверчкова, визуальный директор:


— Прекрасный фильм, заставляющий, как только высохнут слезы от смеха, задуматься над историей — какой она была и какая она сейчас — и поплакать уже от печали. Достойнейшая, отлично снятая комедия, а также интересный случай сам по себе. Насилия «чрезмернее», чем в других фильмах 18+, я не увидела. Фильм не для всех, но не для того, чтобы его прятали от публики. Все остальные придумки Минкульта — от излишней обидчивости. Которая, понятное дело, не возникает просто так.




«Смерть Сталина»


Владимир Малыженков, менеджер по продукту «Амедиатеки»:


— Вся ситуация с прокатными удостоверениями превратилась в какой-то фарс, что в случае со «Смертью Сталина», конечно, только вторит содержанию самой картины. После просмотра становится очевидно, что в фильме нет ни малейшей претензии на историческую достоверность. Сам жанр комедии, казалось бы, должен помочь зрителю в осознании этого. Упрекать Ианнуччи особо-то и не в чем. Человек, который стоит во главе самого успешного комедийного долгостроя НВО «Вице-президент», просто не может сделать плохо. «Смерть Сталина» представляется идеальным первым свиданием с Советской Россией, после которого ее хочется узнать поближе. Дубляж, кстати, тоже прекрасный.


Александра Ливергант, руководитель программ центра «Благосфера»:


— Мне фильм понравился, это остроумное и легкое кино. Такой бурлеск на историческую тему. Собственно, он и не прикидывается серьезным кинополотном, осмысляющим историю с большой буквы. Поэтому странно ждать от «Смерти Сталина» исторической достоверности и соответствия фактам (да, Берию не сжигали на заднем дворе, и что?). Поэтому претензии, которые предъявляют к фильму Минкульт и депутаты, смешны. Это же комедия, чуваки. Обижаться на шутки странно, а уж снимать фильм с проката — это значит априори лишать всех жителей страны чувства юмора и умения отличать иронию от истории.


Елена, фамилия и род занятий не указаны по просьбе зрителя:


— Я фильмом шокирована. Оказалась не готова воспринимать подобного уровня события через призму комедийного жанра. Во мне не созрел такой взгляд, недостаточен градус цинизма в организме. Не доросла я до такого искусства. А в претензии Минкульта я даже вникать не хочу. То, что фильм не выпустили в широкий прокат, вполне ожидаемо. Иностранные фильмы о Советском Союзе — это всегда нелепость, историческую достоверность здесь искать не приходится, но речь сейчас, наверное, о другом. Меня потрясла реакция зрителей, смех до визга. Я не хочу высказываться о фильме. Я не его зритель, это точно. Вообще я люблю и гротеск, и провокацию, но... Как-то не шибко умно все вышло. Впрочем, не доросла я просто, вот и все.




«Смерть Сталина»


Ольга Володина, главный редактор сайта «Синемафия»:


— Мне очень жаль, что благодаря решению Минкульта вчерашний показ КиноПоиска оказался единственной возможностью посмотреть отличное кино на большом экране. «Смерть Сталина» из тех комедий, которые посерьезнее иных драм будут. Наблюдать за политическими интригами вокруг опустевшего трона, конечно, можно со смешком, но это значит упустить большую часть фильма. Фильм Армандо Ианнуччи — блестящий фарс, который с редким вниманием к деталям строит свое восприятие эпохи. Я такое в редком серьезном историческом фильме припомню. И при этом он не насмехается над эпохой или людьми — исключительно над политическими фигурами, свое мнение о которых, согласитесь, вправе иметь каждый.


К тому же не очень понятно, почему макание Сталина лицом в торт в кошмаре комдива Котова — это не осквернение истории и не попытка убедить, что страна у нас ужасная, а Жуков с оружием наперевес, по мнению «специалистов», оскверняет историю. Как красота в глазах смотрящего, так и оскорбления исключительно в головах «экспертов».


Дмитрий Новоженин, студент-историк:


— Фильм «Смерть Сталина» — это добротная и черная комедия, которая оскверняет советскую историю ровно настолько, насколько советская история оскверняет саму себя. А вообще, конечно, каждый адекватный человек должен понимать, что к историческим событиям этот фильм имеет косвенное отношение. Это комедия, на которую стоит сходить и над которой стоит посмеяться.


Дмитрий Боголюбов, режиссер-документалист, оператор, автор фильма «Стена» о пришедших почтить Сталина в день его рождения:


— Фильм оставил тяжелое впечатление. Пока смотришь — смешно, а когда выходишь из зала, становится как-то не по себе, ведь за гипертрофированной сатирой скрывается та жуткая реальность, в которой страна находилась еще совсем недавно. И еще нахлынула тоска по нашему современному кинематографу, который, видимо, еще не очень скоро дорастет до такого профессионального уровня и такой свободы высказываний на столь важные темы. Это, конечно же, не пасквиль и не провокация, это сатира, именно такая, какой она и должна быть — с утрированными до экзальтации персонажами и упрощенной историей, которую только и возможно уложить в односерийный фильм.


Какую именно страну и каких правителей имеет в виду депутат, не очень понятно. С учетом того, что госпожа Драпеко представляет интересы КПРФ, организующей возложения цветов к могиле Сталина, можно предположить, что она говорит не о Российской Федерации, в которой мы живем сегодня. Никаких оценок собственно народу современной России фильм не дает. Но фильм показывает народ СССР беспомощной жертвой диктатора и его окружения. И давайте не будем забывать о жуткой давке на похоронах Сталина, которая произошла как раз из желания огромного количества людей проститься с вождем. Порекомендовал бы фильм всем, кто понимает язык сатиры и внутренне готов с юмором воспринимать даже самые страшные события нашей истории. Думаю, хороший юмор — это одно из лекарств против жутких травм тоталитаризма, заставляющих многих из нас продолжать чтить память серийных убийц и запрещать хорошие фильмы.




«Смерть Сталина»


Анна Шишова, режиссер-документалист:


— Одно из самых действенных оружий против зла — это смех. Именно поэтому фильм «Смерть Сталина» крайне полезен. Наше общество травмировано сталинизмом, и, пока оно не научится открыто говорить о своих травмах, они не пройдут. Уважаемые депутаты, готовые оскорбиться любым чихом не по направлению принятых псевдопатриотических панегириков, не понимают, что только общество, способное на самокритику и самоиронию, жизнеспособно.


Антон Горелов, студент философского факультета:


— Впечатление положительное, с удовольствием хочется признать, что вновь бы посмотрел этот фильм. Прекрасный контекстный юмор, балансирующий на грани, но тем и прекрасный. Замечательный каст актеров, приятная глазу картинка. Удивило то, что на этот раз зарубежному режиссеру удалось создать что-то не напоминающее карикатуру России, трижды искаженную всеми возможными способами. Ничего не доведено до нелепости и абсурда, а гармонично подчеркнуто. Острые углы и проблемные моменты выделены так, как подобает в комедии — заставляют и посмеяться, и подумать. С высказываниями не согласен. Мы народ, который умеет над собой посмеяться и принимать собственные ошибки. Так что в том, что «правители наши — дураки», убеждает скорее не фильм, а сама госпожа Драпеко. По поводу насилия. Ведь на то и существует возрастной ценз, так что претензии этого плана звучат вовсе глупо. Фильм рекомендую и буду рекомендовать всем тем, кто понимает, что такое самоирония и юмор в целом. Оскорбить он может разве что именно тех людей, которые, как сказано в фильме, «следуют линии партии» и делают это до ужаса слепо.


Женя Горбина, продюсер телеканала «Дождь»:


— Фильм — отличная гротескная комедия. Жуков и вовсе понравился больше всех, до сих пор из головы не выходит, но это карикатура, а не исторический фильм и не драма. И после просмотра, наоборот, стало интересно еще раз обратиться к истории, поговорить с бабушкой.




«Смерть Сталина»


Влад Кеткович, продюсер документального кино:


— Фильм очень понравился. Это комедия, а не реконструкция событий. Художественное осмысление иностранным режиссером событий того времени в нашей стране. Взгляд со стороны на нас. Кого он очерняет и оскверняет? Палачей и преступников Сталина и Берию? Мы не готовы увидеть в наших родных палачах слабых людей, не готовы над ними посмеяться вместе со всем цивилизованным миром? Жуков в этом фильме прекрасен, однозначно положительный герой. А что касается сцен насилия, то надо помнить и думать о насилии нашего государства над личностью, а не искать сцены насилия — о ужас — в постмодернистской комедии. Однозначно рекомендую всем друзьям и знакомым. Это кино — важный опыт, его необходимо смотреть у нас в стране.


Мария Чупринская, продюсер документального кино:


— У нашей компании, занимающейся съемками авторского документального кино (а наши фильмы много раз становились лауреатами крутых международных фестивалей), в последние пару лет серьезные проблемы с получением прокатного удостоверения в России. Был как прямой отказ от Минкульта по причине якобы пропаганды гомосексуализма, так и случай сначала с выдачей прокатного, а потом его отзыва через несколько дней. Типа еще раз посовещались парни в «прачечной». Рада, что сходила на этот блистательный фильм, получила настоящий кайф от актерской игры, Стива Бушеми любимого да и всех остальных обалденных актеров. Кстати, русский дубляж тоже очень понравился, большая работа проделана. Но пока я смеялась на просмотре, уже постукивало в голове внутреннее оповещение, что Минкульт не может такое разрешить в свете всех последних цензурных историй. Увы, в жизнь воплощается худший сценарий развития событий. Привет, скрепы! Эге-гей, православные и ура-патриоты! Кстати, и о них, о патриотах сердечных, среди прочего, этот злободневный фильм. Грустно все это. Помню, как я смотрела в глаза Энтео после разгрома его бандой выставки гениального Сидура в Манеже, спрашивала: «Не стыдно?» А он глаза отводил. Кому в Минкульте поглядеть в глаза? Или они там глаз уже не отводят давно?




«Смерть Сталина»


Женя Беркович, режиссер:


— Фильм мне скорее не понравился. По единственной причине: я шла безудержно, гомерически ржать, а по факту было не очень смешно. Это не имеет вообще никакого отношения ни к какому мифическому осквернению (оскорблению, извращению и вот этот весь бред). Просто я ждала условную «Книги мормонов» или «Житие Брайана», а тут несколько другой тип юмора. И я, правнучка расстрелянного в 1938-м во время большой чистки офицера, внучка членов семьи врага народа, даже расстроилась. Я хочу больше смеяться над этими упырями. Я хочу радоваться их десакрализации, их ничтожеству, их немефистофельской сущности, жадности, глупости, всему человеческому. Но и того, что есть в фильме, мне хватает для радости и уверенности, что «Смерть Сталина» должны видеть люди. Чтобы помнить и чтобы не бояться. Мне кажется, важнее этих двух вещей вообще ничего нет.


Александра Либина, переводчик:


— Фильм очень смешной и очень качественный. Все в нем прекрасно: и актеры подобраны правильные, и играют они блестяще, диалоги, съемки — все здорово! Мне кажется, что я и депутаты, увидевшие в картине провокацию, смотрели разные фильмы. Конечно, в нем есть отрицательные персонажи, причем не просто отрицательные, а такие типичные диснеевские злодеи, ничего в них нет человеческого. Есть герой, который всех спасает (Пожигайло — сам придурок), есть комические персонажи, есть смешные сайд-кики. Характеры гиперболизированы, история абсурдна. Это же карикатура! Ну как можно обижаться на карикатуру? Je suis Charlie?


Пытаясь найти, чем бы оскорбиться, чиновники не заметили самого главного. «Смерть Сталина», которую видела я, наполнена любовью и уважением к России и к российскому народу. Весь этот черный фарс происходит на фоне очень красивой Москвы и очень красивых русских людей. Лучший дирижер страны, выступающий для простых рабочих. Покалеченные репрессиями семьи, которые продолжают любить и не теряют человечности. И народ в целом, очень искренний и очень сильный. Фильм смотрится на одном дыхании, даже к переводу претензий нет. Претензии у меня только к депутатам.




«Смерть Сталина»


Алексей Бырдин, гендиректор Ассоциации «Интернет-видео», член экспертного совета Фонда кино:


— Жуков изображен предельно карикатурно. Маршал Победы весь в орденах, он решителен, слегка пьян и блестяще использует армейский юморок, но при этом кажется самым порядочным из всех. Я смеялся над этим фильмом так же, как над анекдотами про Сталина, где концовкой служит фраза «Расстрэлять!». Это яркий образец жесткой, чернушной сатиры, и воспринимать его надо именно в рамках этого жанра.


Михаил Железнов, артист:


— Фильм «Смерть Сталина» не документальный фильм, не историческая лента. Это экранизация одноименного комикса, очень смешная и талантливая. Можно говорить о том, что персонажи фильма немного утрированы, но они выглядят живыми людьми. Не высеченными из гранита угрюмыми и героическими великанами с плакатов, а реальными людьми, в чем-то глупыми, в чем-то жестокими, в чем-то трогательными. Людьми, которые смеются, шутят, плачут, страдают. Мы что, не знаем, что Берия был насильником? Хрущев не любил пошутить? Маленков не был искренним и даже наивным? А Василий Сталин не был алкоголиком? Вообще в основе сюжета лежат истории, действительно происходившие. Концерт, сыгранный два раза, для того чтобы записать его на пластинку для товарища Сталина, действительно был. И Сталин действительно описался во время инсульта. Почему мы должны стыдливо отводить от этого глаза? Картина не высмеивает русский народ, а жалеет, фильм вызывает не только смех, но и грусть. Грусть от того, что жизни миллионов людей находятся в руках людей не самых высоких моральных принципов и зачастую не самого большого ума. И, к сожалению, это актуально и сейчас, если посмотреть на критические высказывания высокопоставленных мужей об этом фильме.




«Смерть Сталина»


Макс Авдеев, фотограф:


— У Армандо Ианнуччи получилась хорошая черная комедия, страшный абсурд происходящего и местами очень смешно. Отлично запечатлен страх и бессмысленность непрекращающихся убийств. Герои, один хуже другого (болван, проходимец, трус, истукан и палач), суетятся за выживание, то есть за власть. Красивая аллегория на ЦК с множеством красиво прописанных шуток и вниманием к деталям. Только иностранный режиссер мог так снять — без комплексов, без ложной и навязанной сакральности вождей, без претензии на историческую правдивость. Чистая сатира без оглядки на морализаторское высказывание или псевдопатриотизм. «Смерть Сталина» вообще не может быть плохим делом. Было бы здорово, если бы смерть культа Сталина теперь случилась и в головах. Решение «прачечной» особенно напоминает об этой необходимости.


Алексей Пономарев, редактор «Медузы»:


— У меня были смешанные чувства после показа: какой же отличный фильм, и как не хочется, чтобы его прокат запретили из-за какого-нибудь очередного депутата или патриотических активистов. Мне кажется, жителям сегодняшней России очень полезно было бы вспомнить, какими были Сталин и его окружение. Конечно, здесь эти персонажи показаны немного гротескно, но суть их действий и устремлений от этого не меняется. Более того, в фильме достаточно отсылок к классическому «Хрусталев, машину!», где описываются те же самые события и ситуации: беспомощность умирающего Сталина, последствия «дела врачей» и т. д. Но если черно-белый и довольно тяжелый фильм Алексея Германа сегодня вряд ли бы собрал широкую аудиторию, то блестящая комедия Армандо Ианнуччи со Стивом Бушеми, Ольгой Куриленко и другими звездами вполне могла бы стать настоящей бомбой. Надеюсь, еще станет!


Юлия Ярош, главный редактор «Открытых медиа»:


— Фильм в целом напоминает о правильных вещах — о том, что с любой властью придет время проститься, что привилегии достаются случайно, что чувство собственного величия подводит. Конечно, это злая сатира. Конечно, она для людей со здоровым отношением к искусству. Наши государственные деятели — очень серьезные люди, они вам с ходу назовут то, над чем нельзя смеяться, и этот список будет длинным. На любую форму творчества — фильмы, музыку, статьи, неважно — они смотрят как на инструменты пропаганды, и это пугает.


Подписывайтесь на канал КиноПоиска в Telegram, чтобы быть в курсе всех самых важных новостей из мира кино и сериалов.





Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.