Бродский, Леннон и террористы: Гид по документальной анимации

Бродский, Леннон и террористы: Гид по документальной анимации

«Знаешь, мама, где я был?»


26 апреля состоится российская премьера фильма Лео Габриадзе «Знаешь, мама, где я был?», снятого в жанре документальной анимации. В основе сюжета, в котором правда и вымысел неразделимо переплетены друг с другом, лежат устные рассказы грузинского сценариста Резо Габриадзе («Мимино», «Кин-дза-дза!») о его детстве в Кутаиси. Накануне премьеры КиноПоиск разобрался, что же такое документальная анимация, и вспомнил самые примечательные фильмы двух последних десятилетий, снятые в этом жанре.

Первый представитель жанра

Основателем жанра документальной анимации, как правило, называют одного из пионеров анимации в целом — Уинзора МакКэя. В 1918 году он практически в одиночку нарисовал 25 тысяч кадров для своего фильма «Гибель „Лузитании“», посвященного одной из самых известных трагедий Первой мировой войны. В 1915 году пассажирское судно «Лузитания», которое следовало из Америки в Англию, было подбито торпедой, выпущенной с немецкой подводной лодки. Вместе с кораблем погибло 1198 человек. В результате двух взрывов судно затонуло за считанные минуты.

Никаких фото- и киносъемок катастрофы не сохранилось, поэтому анимация оказалась единственным способом воссоздать сцены кораблекрушения. Визуально «Гибель „Лузитании“» резко отличается от остальных работ МакКэя — здесь нет изящества и юмора «Динозавра Герти». Но ведь и тема была совсем не шуточная: событие стало одним из поводов вступления США в Первую мировую войну.





С тех пор мало что изменилось. В конце концов, «документальное кино» — довольно общее понятие, которое подразумевает лишь то, что фильм основан на реальных фактах, а не является порождением голой фантазии. А какова природа изображения на экране — это уже второй вопрос. Если нет возможности снять некоторое действие на кинокамеру, его можно и сыграть. Или нарисовать. «Документальными» в таких фильмах чаще всего остаются рассказы реальных людей, записанные на пленку или воспроизведенные по сохранившимся записям.


Мотивы, по которым документалисты прибегают к услугам аниматоров, могут быть разными. Это может быть недостаток архивных съемок для картин, невозможность снять какое-то явление обычными кинематографическими методами (особенно в случае научно-популярных картин), а иногда выбор режиссера в пользу анимационной подачи определяется творческой концепцией.

«Полтора кота» (2003)

Российские кинематографисты начали создавать документальную анимацию еще до того, как это стало модным на Западе. Андрей Хржановский, один из лучших отечественных режиссеров-аниматоров (и при этом со склонностью к смелым творческим экспериментам), снял в 1987 году картину «Школа изящных искусств. Пейзаж с можжевельником», посвященную судьбе и творчеству замечательного эстонского художника Юло Соостера. Режиссер не столько последовательно рассказывал трагическую биографию Соостера, сколько создавал ее образ, поэтому использовал не только документальные кадры, но и оживил картины художника средствами анимации.





Впрочем, несколько большей известностью пользуется другой фильм Хржановского в похожей стилистике — «Полтора кота», посвященный Иосифу Бродскому. Изрядная часть его визуального ряда основана на анимированных рисунках поэта.


Работа с письмами и воспоминаниями Бродского настолько захватила Андрея Хржановского, что в дальнейшем он решил снять своего рода игровой ремейк — «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину» с Алисой Фрейндлих и Сергеем Юрским. Сценарий обоих фильмов писал Юрий Арабов.





Про свой единственный опыт в игровом кинематографе режиссер говорит так: «Я не хотел бы, чтобы фильм воспринимали как фильм о Бродском. Это фильм по литературным сочинениям Бродского, по его рисункам, по материалам его биографии...» Эти слова в полной мере можно отнести и к мультфильму. Разве что анимационная картина оказалась в гораздо меньшей степени «фантазией на тему Бродского», нежели ремейк, а потому вполне может считаться документальным фильмом.

«Я встретил моржа» (2007)

В 1969 году во время приезда Джона Леннона в Торонто четырнадцатилетний канадский подросток Джерри Левитан пробрался в его гостиничный номер и взял у музыканта короткое интервью, записав его на бобинный магнитофон. Спустя почти 40 лет он спродюсировал короткометражный анимационный фильм «Я встретил моржа», использовав то самое интервью в качестве закадрового саундтрека.





Режиссер Джош Раскин с помощью векторной анимации перенес на экран слова Леннона. Картина складывается из сотен сменяющих друг друга образов и местами напоминает «Желтую подводную лодку». Лента была номинирована на премию «Оскар» в категории «Короткометражный анимационный фильм», а также была признана лучшей на Манхэттенском фестивале короткометражных фильмов 2008 года.

«Чикагская десятка» (2007)

Фильм посвящен судебному процессу над активистами антивоенного движения, которые устроили акцию протеста во время съезда Демократической парии в Чикаго в 1968 году. Группу подсудимых в СМИ окрестили «чикагской восьмеркой». Однако название для фильма выбрано не случайно: один из лидеров группы, Джерри Рубин, подчеркивал, что их на самом деле стоило бы именовать «десяткой». Следствие и суд велись с многочисленными нарушениями законов и прав человека, и два адвоката подсудимых, по мнению активиста, стали такими же жертвами произвола властей и полноценными участниками их команды.





Режиссер Бретт Морген подошел к делу очень концептуально. Он хотел обратить внимание молодых американцев на то, что, в отличие от их родителей, выступавших против войны во Вьетнаме, они равнодушны к действиям США в Афганистане. Чтобы привлечь внимание молодой аудитории, саундтрек картины был намеренно анахроничен: вместо групп 1960-х в фильме звучат Rage Against the Machine, Beastie Boys и Eminem.


Столь же неслучаен был и выбор формы. Хотя архивных съемок, имеющих отношение к делу, предостаточно, режиссер предпочел использовать вместо документальных кадров с судебного заседания рисованную анимацию. Опять же это продиктовано словами все того же Джерри Рубина, сравнившего суд над ним и его товарищами с анимационным шоу. Озвучивали персонажей актеры первой величины: Марк Руффало, Ник Нолти, Рой Шайдер, Джеффри Райт, Лив Шрайбер и другие. Увы, как и большинство даже самых лучших документальных фильмов, «Чикагская десятка» привлекла больше внимания со стороны кинематографистов и членов фестивальных жюри, нежели зрителей.

«Вальс с Баширом» (2008)

Для многих зрителей именно фильм израильтянина Ари Фольмана в первую очередь ассоциируется с понятием «документальная анимация». Ни один подобный фильм, посвященный социальной, а не научной тематике, ранее не привлекал к себе такого внимания. Разумеется, антивоенный пафос фильма оказался весьма актуальным на фоне непрекращающейся антитеррористической кампании на Ближнем Востоке и в Афганистане. Но дело еще и в том, что «Вальс с Баширом» — это очень личное высказывание.





Ветеран войны в Ливане, Фольман с помощью своих товарищей попытался преодолеть посттравматический стресс и восстановить воспоминания о кошмарах той войны (записав интервью с ними на аудиопленку). В частности, о резне в палестинских лагерях беженцев Сабра и Шатила, когда израильские солдаты не сделали ничего, чтобы предотвратить это кровопролитие (кстати, кадры этой бойни — единственная архивная съемка, использованная в фильме).


Конечно, этот сюжет можно было бы реализовать традиционными для документалистики методами и превратить в художественный фильм. Фольман предпочел пойти другим путем: выбрав технику анимации, он подчеркнул субъективность своего восприятия и очень личный характер рассказа. И в то же время маркер «документальный фильм» не позволяет забыть, что все происходящее на экране не является плодом воображения.

«Башня» (2016)

1 августа 1966 года вооруженный снайперской винтовкой мужчина открыл огонь по случайным прохожим с часовой башни Университета штата Техас в Остине. Это был один из первых случаев массовой бойни в американских учебных заведениях и один из самых кровавых — тогда погибло 16 человек. Фильм «Башня» был снят к 50-летию этой трагедии.





На основе воспоминаний выживших, показаний свидетелей и данных полиции режиссер Кит Мэйтленд попытался воссоздать хронологию событий. Фильм концентрируется на жертвах, на их попытках уцелеть самим и помочь выжить другим пострадавшим, на действиях полиции. Главной героиней стала Клэр Уилсон, которая первой попала под огонь. Раненая девушка более часа провела под палящим солнцем на обстреливаемой университетской площади, но все же выжила благодаря поддержке случайной прохожей. Однако в тот день Клэр потеряла своего жениха и ребенка — девушка была на восьмом месяце беременности. Сам стрелок в фильме остается фактически за кадром.


Разыгрывать классическую докудраму с живыми актерами режиссер не захотел. Это могло бы прекратить картину в банальный триллер. Поэтому фильм был решен в виде анимации. При этом использовалась техника ротоскопирования, когда мультипликат создается на основе кадров, снятых с живыми актерами. Эта техника позволяет сделать анимацию очень реалистичной.

«ИЛЬФИПЕТРОВ» (2013)

Хотя Андрей Хржановский давно не снимает новых фильмов, у него нашелся достойный последователь. Режиссер Роман Либеров поставил производство телевизионных фильмов-биографий с использованием анимации практически на поток. Все они посвящены деятелям отечественной культуры советских времен.





Анимация позволяет Либерову разнообразить визуальный ряд (что очень актуально при недостатке архивных кадров), а также небанальным образом визуализировать творческие поиски. Например, споры между соавторами о том, какой способ смерти Остапа Бендера лучше.


«ИЛЬФИПЕТРОВ» с двумя номинациями на «ТЭФИ» пока что можно считать самой успешной работой Либерова. За неполные 10 лет он успел снять в своей фирменной манере шесть полнометражных документальных фильмов-биографий. Помимо Ильфа с Петровым, его героями становились Осип Мандельштам, Сергей Довлатов, Юрий Олеша, Жора Владимов и Иосиф Бродский (еще одна точка пересечения с Хржановским).

«Жизнь внутри „Исламского государства“» (2017)

Простое, без вывертов, название фильма полностью описывает его содержание. Это визуализация рассказа одного из жителей сирийского города Ракка о том, что происходило там после захвата города боевиками ИГИЛ (организации, запрещенной на территории Российской Федерации). Режиссер Скотт Келлос сделал фильм на основе интервью, прозвучавшего в эфире радио BBC.





Выбор анимации обусловлен даже не тем, что и в нашу эпоху мобильных гаджетов далеко не все попадает в поле зрения объектива, а журналист с камерой может проникнуть отнюдь не в любой уголок нашего мира. Видео, которым следовало бы иллюстрировать этот рассказ, вряд ли способен выдержать кто-то из зрителей. Сделать анимационный фильм было лучшим решением. Нарочито грубый, примитивный рисунок создает некоторую дистанцию, позволяющую переварить страшные подробности.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.