От редакции: Почему мы боимся за фестивальное кино

От редакции: Почему мы боимся за фестивальное кино

Фото: Getty Images


Президент Владимир Путин подписал неоднозначные поправки к закону о господдержке кинематографии, касающиеся правил проведения кинофестивалей, несмотря на критику нововведений со стороны кинематографического сообщества. В начале ноября, когда поправки вступят в силу, российский артхаусный прокат превратится в тыкву.


Мы уже подробно рассказывали, как новые изменения в законодательстве, формально призванные облегчить фестивальную деятельность, ставят вне закона почти все современные формы ограниченного проката арт-фильмов, анимации и документального кино. Коротко напомним, какие основные проблемы связаны с этими поправками.


Во-первых, большинство фестивалей, даже если они и показывают новое кино, носят характер ретроспектив, и у них нет необходимости в конкурсе и жюри, чего требует новый закон. Многие мероприятия проходят последовательно в нескольких городах, дольше положенного новой редакцией закона лимита в 10 дней. Кроме того, теперь необходимо получать прокатное удостоверение на все фильмы программы. Это долго, накладно и без гарантий: прокатку могут не дать, отобрать после выдачи, как, например, произошло со «Смертью Сталина», или задержать ее оформление на неопределенное время, отчего пострадали невинные «Приключения Паддингтона 2». В конце концов, это просто дорого. Помимо оплаты символической пошлины в 3500 рублей, чтобы получить прокатное удостоверение, нужно сделать копию фильма для Госфильмофонда (причем в случае серии точечных показов картины в разных городах придется, видимо, предоставлять отдельную копию на каждый город), перевести монтажные листы и получить кучу сопроводительных документов. Далеко не все прокатчики и организаторы фестивалей смогут себе это позволить.




«Приключения Паддингтона 2»



Чего же мы, зрители, лишимся с ноября? Необходимость государственной аккредитации лишит статуса фестиваля почти все ретроспективные показы в Третьяковке, многие показы в «Гараже» и на Новой Голландии, фестивали национального кино типа «Амфеста» и «Бритфеста». Ретроспективные показы, которые организовывали журналы «Сеанс» и «Искусство кино», тоже, видимо, в прошлом. Мы больше не увидим фестивальные новинки и старую классику в «Пионере» и сотрудничающих с ним региональных кинотеатрах — программы «Бесценные города в кино» и «Наконец-то в кино» по новому закону фестивалями не считаются.


Мартиролог продолжают Большой фестиваль мультфильмов и Beat Film Festival, а также компания «Иное кино», чьи обычно ограниченные двумя сеансами релизы восстановленной голливудской классики становятся нерентабельными. На «Острове 90-х» теперь тоже будет как в 90-х — без кино. Повторы избранных фильмов конкурсной программы «Духа огня» и «Зеркала» в городах чуть более центральных, чем Иваново и Ханты-Мансийск, также под вопросом.


Что же останется? Все большие мероприятия под покровительством Минкульта или местных властей. ММКФ, «Послание к человеку», «Окно в Европу», «Край света» или «Меридианы Тихого» — этим фестивалям с богатой (без шуток) программой жить станет легче. Им ничего не грозит, кроме разве что вмешательства в фестивальный лайн-ап. Напомним, что несколько лет назад из официальной программы «Послания к человеку» внезапно исчезла «Варя» Алены Полуниной (за пару месяцев до этого у фильма, главная героиня которого приезжает на Майдан, отобрали прокатку), а показы откровенной «Любви» Гаспара Ноэ на том же фестивале удалось отстоять только благодаря слаженному сопротивлению отборщиков. Возможно, теперь строптивые фестивали будут просто лишать аккредитации.




«Варя»



А может, катастрофы и не произойдет. Как известно, строгость закона в нашей стране часто смягчается его несоблюдением. Раньше одни фестивали («Артдокфест») и кинотеатры («Пионер») могли открыто проигнорировать требования чиновников и заплатить штраф за демонстрацию запрещенных фильмов, а другие устроить показ и остаться не замеченными властями. Наверняка многие фестивали найдут способ продолжить работу, вводя несуществующее жюри и призы из бумаги (правда, существование в серой зоне чревато самыми неожиданными последствиями).


Но большого оптимизма, тем не менее, мы не испытываем. В последние годы фестивали в России были важным и популярным каналом дистрибьюции сложного контента. Российский рынок традиционно недружелюбен к артхаусному кино, его прокат здесь невыгоден. Фестивалям, тем не менее, удавалось понемногу менять ситуацию, и экспансия Beat Film Festival или Большого фестиваля мультфильмов в регионы, постепенное увеличение числа площадок и сроков проведения (которые теперь идут вразрез с требованиями закона) — явное свидетельство того, что их работа была успешной. И, между прочим, противоречивые фильмы на такого рода фестивалях выходят от силы раз в год, а в оставшееся время все они показывают совершенно безобидное даже по меркам чиновников кино.


Более того, это кино — ровно такое же, как и российский артхаус, получающий деньги из бюджета и призы на «Кинотавре». Прокатная судьба таких фильмов обычно печальна: массовый зритель не очень готов вникать в авторский язык. Но именно воспитанием этого зрителя — и успешным — занимались все перечисленные выше фестивали. Так не странно ли одной рукой бить в набат по поводу низкой популярности отечественного кино, а другой лишать зрителя возможности научится понимать родной язык этого кино?



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.