А ну-ка, мальчики: Тимоти Шаламе и Лукас Хеджес наиграли на премии

А ну-ка, мальчики: Тимоти Шаламе и Лукас Хеджес наиграли на премии

«Красивый мальчик»


«Красивый мальчик»

Казалось бы, еще 18 лет назад «Реквием по мечте» затворил дверь для фильмов о наркоманах, но они все равно появляются — проблема никуда не делась. Сколько фильмов о юных наркоманах выдержит кинематограф? Такой вопрос можно было услышать в очереди на картину Феликса ван Грунингена. Лента вызвала в Торонто невероятный ажиотаж: на публичные показы билеты были раскуплены заранее, и зал на первом же пресс-показе оказался забит под завязку. К счастью, это не «еще один фильм про наркомана». И вот почему.

Главный герой фильма — Дэвид Шефф (Стив Карелл), журналист-фрилансер, чьи мемуары легли в основу сценария. Шефф живет со второй женой и двумя маленькими детьми в Сан-Франциско. От первого брака у него остался сын — очаровательный Ник, с которым в последнее время творится неладное. Мы знакомимся с Дэвидом в кабинете врача, куда он приходит, чтобы понять, что мет делает с его сыном и как с этим можно справиться. Вообще в фильмах о наркоманах зачастую фигурируют мотивы, побуждающие героев сесть на иглу, но в «Красивом мальчике» нет ничего подобного. Ник растет в любящей семье, он отлично учится (подает заявления в шесть колледжей, и все его принимают), ни в чем не нуждается. Развод родителей прошел спокойно. С матерью, живущей в Лос-Анджелесе, он общается до сих пор. В комнате Ника постеры Дэвида Боуи и Nirvana, на его столе — «Прекрасные и обреченные» Фицджеральда. Как так вышло, что к 18 годам он стал заправским наркоманом? Что можно сделать для человека, которого наркотики неумолимо ведут на дно? Ответ оказывается простым и очень болезненным: ничего. По крайней мере пока сам человек не захочет начать лечение.





Карелл мог бы сыграть суетливого и нервозного человека, но его Дэвид удивительно спокоен и рассудителен даже в самых непростых ситуациях. Он не теряет самообладания (ну, может, пару раз) и кажется полной противоположностью яркого и эмоционального Ника. Шаламе доказывает, что все похвалы, полученные им после «Назови меня своим именем», были вовсе не авансом. Так что номинация на «Оскар» за роль второго плана ему гарантирована. Но, если честно, хотелось бы, чтобы киноакадемики заметили и Карелла.


Режиссер Феликс ван Грунинген как будто всю жизнь снимал кино в Америке, настолько легко ему дался переход из Бельгии, где он работает. «Красивый мальчик» красиво снят — ван Грунинген привез в Штаты с собой своего оператора Рубена Импенса, чья камера пишет фильм, как фламандские мастера картины. Печальное, пусть и не безысходное кино бельгийского постановщика не делает никаких прорывов, но дает Кареллу и Шаламе отличные роли — это веский повод для его просмотра.

«Исчезнувший мальчик»



«Исчезнувший мальчик»



Как и герой «Красивого мальчика», протагонист этой картины существует на самом деле, зовут его Джерард Конли, которого играет Лукас Хеджес. Но, в отличие от Ника Шеффа, Джерард оказался сильнее и не сломался, хотя все предпосылки к этому были.


Действие второго режиссерского проекта Джоэла Эдгертона развивается в штате Арканзас — «земле возможностей», как гласит номерной знак на автомобиле Нэнси Имонс (Николь Кидман). Она замужем за Маршаллом (Рассел Кроу), продавцом автомобилей и по совместительству пастором, спокойным и как будто не особенно религиозным мужчиной. И все же вера мешает Маршаллу принять своего сына — тихоню Джерарда, осознавшего свою гомосексуальность. Пастор отправляет своего сына в центр конверсионной терапии, куда семьи сплавляют детей, чья сексуальная ориентация никак не сходится с их собственными взглядами.


В центре Джерард знакомится с воинственным Джоном, которому, кажется, и впрямь хочется «вылечиться» (забавно, что этого персонажа играет гей-икона Ксавье Долан), и скромнягой Гэри (певец Трой Сиван), дающим Джерарду совет притворяться. Управляет терапией некто Виктор (Джоэл Эдгертон). В нем со стороны нет ничего демонического, но аргументы, которыми он сыплет, чтобы донести до подопечных их собственную ущербность, заставляют схватиться за голову. «Вы как долларовая купюра! Ее можно мять, можно разорвать, а потом склеить, и она все равно останется долларовой купюрой! В этом центре мы разберем вас и соберем заново».


Первым делом Виктор просит всех нарисовать «генетическое древо», в котором надо указать все грешки, водившиеся за родственниками. Это ведь они виноваты в гомосексуальности юношей и девушек. Затем надо сделать оценку морали, осознать свои «грехи». Джерард начинает вспоминать прошлое — первый контакт в колледже, первая влюбленность, неудавшиеся отношения с девушкой, — и постепенно выстраивается история его конфликта с родителями и с собой.





Лукас Хеджес номинировался на «Оскар» за роль второго плана в драме «Манчестер у моря» и, судя по всему, в этом году пойдет на главный «Оскар». Не за этот фильм, так за драму «Вернуть Бена», премьера которой также пройдет в рамках фестиваля в Торонто. Фильм оставляет ощущение недосказанности, даже несмотря на конфронтацию героя со своим отцом в последние минуты. Присущая ему меланхолия не доводит зрителя до катарсиса, но, с другой стороны, не все заканчивается ярким финалом — жизнь продолжается.


Конверсионная терапия, к сожалению, до сих пор в ходу, поэтому истории, похожие на судьбу Джерарда, будут появляться и дальше. В финале картины — фотографии героя и его семьи и некоторая информация о героях фильма. Самую яркую реакцию вызывает то, что Виктор оставил свою работу и теперь живет вместе с мужем.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.