Все без ума от Вигго: «Зеленая книга» Питера Фаррелли

Все без ума от Вигго: «Зеленая книга» Питера Фаррелли

«Зеленая книга»


«Зеленая книга»

В английском языке есть термин crowd pleaser, который можно перевести как «любимец публики» и применительно к кино он означает, что фильм нравится широкому зрителю. Часто это словосочетание дополняется словами feel good movie, что означает фильм, оставляющий зрителя в хорошем настроении после финала. «Зеленая книга» — хрестоматийный пример оптимистичного любимца публики. Учитывая, что картина основана на реальных событиях и освещает важную для Америки тему сегрегации, ей уготовано место в предоскаровском сезоне, которое занимали такие проекты как «Прислуга» и «Скрытые фигуры».

Нью-Йорк, 1962 год. Тони Валлелонга по прозвищу «Говорун» (Вигго Мортенсен) работает вышибалой в клубе «Копакабана». Выходец из Италии, Тони отлично умеет убалтывать людей (за что и получил прозвище), хорошо работает кулаками, но еще лучше у него удается работа челюстями: Говорун обожает поесть. Но клуб временно закрывается, и Тони уже готов возвращаться водить мусоровоз, как ему поступает интересное предложение: стать шофером доктора Дона Ширли (Махершала Али).




«Зеленая книга»



По адресу, куда приходит Тони, находится известный концертный зал Карнеги-холл. Доктор живет прямо над ним. Дон Ширли, обладатель научной степени по музыке, психологии и литургии — утонченный, практически рафинированный пианист, играющий с двух лет. Уроженец Ямайки, Ширли стал первым темнокожим студентом Ленинградской консерватории, и удостаивался похвалы самого Игоря Стравинского. Но в мире Тони Дон — всего лишь черный американец, которого ему, белому человеку, предложено возить по югу США. Поэтому Говорун не сразу соглашается — только лишь выторговав себе хорошие деньги. «Он черный? Ты с ним и недели не продержишься», — констатирует его жена Долорес (Линда Карделлини). И все же, скрепя сердцем, Валлелонга уезжает на два месяца, обещая вернуться к Рождеству.


Постепенно углубляясь на юг страны, Тони придется наблюдать совершенно нечеловеческое отношение к своему боссу. В одном из домов Дону запретят посещать туалет, ссылаясь на традицию, где-то не пустят в ресторан, а остановившие копы бросят пианиста за решетку, и выпустят только после звонка Бобби Кеннеди. Тони постепенно проникается Доном: ему явно нравится его музыка, и он не согласен с несправедливостью по отношению к пианисту. В свою очередь, Дон открывает для себя Литтл Ричарда, Арету Франклин и любимую пищу своего итальянского водилы. Попутно Ширли попробует расширить лексикон Говоруна, и научит его писать красивые письма Долорес. Вместо описания очередной еды и судьбы своих носков, Тони пишет Долорес романтичные слова, что приводят в восторг всех подружек жены. Расист-вышибала и чернокожий музыкант становятся друзьями.





Зеленая книга из названия — путеводитель для чернокожих автомобилистов, в котором описывались дружественные для афроамериканцев сервисы, закусочные и отели. Тони получает его от сотрудников звукозаписывающей компании, отправляющей Дона в тур. Не сказать, чтобы она часто фигурировала в фильме, но разрыв между обещающим домашний уют отелем и клоповником в реальности достаточно показателен.


Вигго Мортенсен и Махершала Али прекрасные артисты, и их дуэт безусловно будет отмечен критикой и зрителями. Обычно сдержанный на экране Мортенсен, здесь почти неузнаваем в образе шумного, неряшливого и недалекого итальянца. Али, в свою очередь, полностью вживается в роль эстета-сноба с правильным выговором и любовью к классической музыке. Но при этом их герои моментально располагают к себе, и хоть фильм не ставит задачу удивить зрителя (этапы отношений героев понятны: неприязнь, сближение, уважение, разлад, снова сближение), смотреть его очень интересно, а порой и смешно — все-таки фильм ставил Питер Фаррелли, половина братского дуэта, работавшего над такими комедиями, как «Все без ума от Мэри», «Тупой и еще тупее» и «Любовь зла».




«Зеленая книга»



Фаррелли не скатывается в пошлость и не вдается в морализаторство: ему удается балансировать по тонкой грани отделяющей по-настоящему хорошее кино от поделки. С тактикой настоящего полководца, Фаррелли чередует комедию и драму, оставляя при этом зрителя в отличном настроении. Сценарий, над которым работал сын Тони Ник Валлелонга, наверняка имеет допущения, но в целом это очень правдоподобная страница американской истории, столь популярная в современном кино.

«Если Бил-стрит могла бы заговорить»



«Если Бил-стрит могла бы заговорить»



Один из самых ожидаемых проектов в Торонто, новая картина Барри Дженкинса, чей «Лунный свет» стал лучшим фильмом 2016 года по версии Американской киноакадемии. Снятый по одноименному роману классика американской литературы Джеймса Болдуина, проект фигурировал в списках претендентов на ту же номинацию в 2019 году. Но увы, «Бил-стрит» начисто лишена витальности и нерва «Лунного света». Это романтическая драма о любви, в которой все очень трогательно, серьезно и слишком сентиментально.


Нью-Йорк, 1970-е. Большеглазая Тиш (Кики Лэйн) и красавчик Фонни (Стэфан Джеймс) знакомы друг с другом с четырех лет. Они росли вместе и теперь, когда ей исполнилось 19, а ему 22, готовы свить семейное гнездышко. Тем более, уже пора: Тиш беременна. Об этом молодые объявляют на семейной встрече, повергая в ужас религиозную мать Фонни. В этом эпизоде мелькнет единственный забавный момент фильма, после чего идиллии героев придет конец, и будет не до смеха. Фонни обвинен в изнасиловании и попадает в тюрьму. Несмотря на все усилия Тиш и ее стоической матери (Реджина Кинг), Фонни будет сидеть за решеткой, а Дженкинс будет показывать флэшбэки об отношениях влюбленных.


Пытаясь высказаться как на лирическую, так и на социальную тему, Дженкинс забывает сделать своих героев людьми. Тиш и Фонни остаются ходячими функциями — Лэйн и Джеймс исправно бросают нежные взгляды друг на друга, но этого недостаточно. Герои слишком красивы, слишком чисты, слишком одномерны. При этом фильм упивается их любовью, превращая драму в засахаренный и вязкий сироп. Единственный раз картина оживает — когда мать Тиш отправляется за границу, чтобы поговорить с женщиной, обвинившей Фонни в изнасиловании. Та заходится в истерике, не желая осознавать, что настоящий насильник так и не пойман. Но этот момент длится от силы минут пять, после чего Дженкинс снова окунает зрителя в море нежности.





Наверное, миру нужно больше нежного кино (и котиков). Но «Бил-стрит» слишком сильно любит своих персонажей, а потому, как и всякий влюбленный, не может понять, за что именно. Да, Дженкинс пытается рассказать о несправедливости по отношению к афроамериканцам, но захлебывается в сахарной патоке. А много сахара, как известно, вредно.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.