После чистки: Как живется в «Карточном домике» без Кевина Спейси

После чистки: Как живется в «Карточном домике» без Кевина Спейси

«Карточный домик»


После того как год назад руководство Netflix решило отстранить обвиненного в домогательствах Кевина Спейси от роли Фрэнсиса Андервуда, невольно возник вопрос о том, так ли уж стоило продлевать «Карточный домик» еще на один сезон (оказавшийся к тому же самым коротким). Ведь на протяжении пяти лет зрителям было важно, что Фрэнк и Клэр Андервуд неотделимы друг от друга даже в конфликтных ситуациях. Это позволяло и размышлять о природе отношений, и прописывать многоступенчатые сценарные ходы, и вводить красноречивые шекспировские намеки (к тому же за несколько лет до «Карточного домика» Спейси сыграл Ричарда Третьего в театральной постановке Сэма Мендеса). Фрэнк и Клэр явно не могли друг без друга, несмотря на все более глубокие противоречия и обиды, встающие между ними. Их тандем держался не только на взаимной любви по расчету, но и на дистанции, постепенно превратившейся в озлобление и отчуждение. По крайней мере так было до последней серии пятого сезона, в которой Клэр не пошла на поводу у загнанного в угол и потерявшего над собой контроль Фрэнсиса и в решающей момент не объявила о его помиловании, за что он поклялся ее убить.




На съемках 6-го сезона сериала «Карточный домик»



Но вышло наоборот. В начале шестого сезона мы видим гроб, черную вуаль Клэр и узнаем о том, как именно Фрэнк умер (хотя не очень-то этому верим).


Опасения по поводу смены центрального персонажа оказались напрасными. Робин Райт отлично держит сериал, а о герое Спейси напоминает лишь невесть откуда взявшийся перстень на президентской кровати и преданность не вполне уравновешенного Дага Стемпера (Майкл Келли), который ненавидит Клэр и в то же время не может с ней не сотрудничать. Впрочем, среди остальных героев прошлых сезонов Стемпер окажется самым осторожным и, так сказать, жизнеспособным. Остальным же, гораздо более опытным аппаратным игрокам придется гораздо хуже. Кажется, так создатели хотят показать, что время Кэти Дюран (Джейн Эткинсон), Джейн Дэвис (Патриша Кларксон) и им подобных в американской политике прошло. Теперь все решения принимаются дистанционно и без лишних обсуждений, а переговоры сводятся к гротескному параду амбиций во время мнимых поминок по Кэти Дюран с их бесконечными и бесцельными интригами.




«Карточный домик»



Клэр, взявшая девичью фамилию Хейл, показывает, что значит быть женщиной-президентом, попутно обуздывая слегка опереточных антагонистов — олигархическое семейство Шепперд (Дайан Лэйн, Грег Киннир, Коди Ферн), скупившее чуть ли не половину сотрудников Белого дома. Клэр набирает новый кабинет министров, который не только отвечает требованиям гендерной повестки, но и позволит ей дистанцироваться от политики мужа и его союзников. Именно последнее является для нее первоочередной задачей, о которой напоминают друзья и враги, в шестом сезоне сериала меняющиеся местами с рекордной скоростью.




«Карточный домик»



Действительно, динамизм шестого сезона поражает. Причем это не всегда идет на пользу проекту. Не исключено, что задача побыстрее закруглиться была для создателей не самой последней. С самой первой серии «Карточный домик» поражал глубинным погружением во внутренний мир Фрэнсиса Андервуда, политика, готового на все ради увеличения власти и влияния. В какой-то момент делалось не по себе от того, что видишь персонажей и их взаимоотношения его глазами. При этом от короля не отставала и свита — целая галерея запоминающихся персонажей (один Питер Руссо в исполнении Кори Столла чего стоит), которыми Андервуд жестко и бесчеловечно манипулирует. Стратегия Клэр заметно отличается. Со всех сторон окруженная врагами, она идет напрямик, открыто сталкивая оппонентов лбами, ведь даже у самовлюбленного семейства Шепперд имеется скелет в шкафу, ставящий под угрозу их антипрезидентскую программу.




«Карточный домик»



У Клэр слишком мало времени, чтобы придумывать и реализовать сложные комбинации с людьми, которых она не любит и которым не доверяет. Немногим больше времени у зрителей, вынужденных достраивать сюжет по старым референсам. К ним, помимо возникавших в предыдущих сезонах политических философов, Гоббса и Макиавелли, добавляется Симона де Бовуар, чью классическую книгу «Второй пол» madame President изучала в студенческие годы.


Очевидно, что имя Симоны де Бовуар, одной из создательниц современного феминизма, возникло совсем не случайно. Появление в американских сериалах женщины-президента не может быть просто сюжетной коллизией (вспомним хотя бы напряжение последнего сезона «Родины»). Это всегда и ответ на целый ряд вопросов, самый простой из которых — что было бы, стань президентом не Дональд Трамп, а Хиллари Клинтон?




На съемках 6-го сезона сериала «Карточный домик»



Но Робин Райт и создатели стремятся ответить не столько на него, сколько на гораздо более сложный вопрос о гендерной природе власти. Ответ этот неутешительный и неполиткорректный: мир «реальной политики», в котором работает Клэр, устроен, определенно, по мужским, патриархальным законам. Сравнивая Клэр с Фрэнсисом, ее вечный оппонент Виктор Петров (Ларс Миккельсен) замечает, что она ведет себя резко и прямо, как и положено американскому гангстеру.





Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.