Стивен Содерберг: «Сегодня невозможно снять кино и никого не оскорбить»

Стивен Содерберг: «Сегодня невозможно снять кино и никого не оскорбить»

Стивен Содерберг и Дэниэл Крэйг на съемках фильма «Удача Логана»


7 сентября в кинотеатрах стартовала новая авантюрная комедия Стивена Содерберга «Удача Логана». Главные роли в этой истории об ограблении на гонках NASCAR сыграли Ченнинг Татум и Адам Драйвер. Также там можно увидеть Сета МакФарлейна в роли англичанина и Дэниэла Крэйга в одной из самых смешных ролей в его карьере. КиноПоиск допросил Стивена о том, легко ли заставлять звезд дурачиться, а заодно о том, зачем он вернулся в кино, из которого несколько лет назад с шумом ушел на ТВ, и когда мы увидим его интерактивный телепроект.


Четыре года назад вы сообщили, что уходите из кино, и посвятили себя телевидению. Кажется, это было мудрым решением: ТВ стремительно развивается, многое изменилось даже за те же четыре года.


— Вы правы. За эти годы Netflix стал очень активным, за ним подтянулись Amazon, Hulu, а скоро еще и Apple ввяжется в контент-бизнес. Это все ужасно интересно. Мне очень нравится то, что сейчас происходит на ТВ. Можно двигаться в очень многих направлениях сразу, можно заниматься тем, чего душа пожелает. Не знаю, как долго продлится все это, но сейчас это похоже на Дикий Запад: столько возможностей, столько неизведанных территорий! Продюсерам очень скоро придется поумерить аппетиты, потому что человеческие ресурсы не бесконечны. Вполне возможно, что возникнет ситуация, когда контента будет очень много, а профессионалов на его создание хватать не будет. Я сам в поте лица ищу надежных молодых режиссеров, которым можно вручить в руки тот или иной проект. Например, я считаю, что телесериалы должен снимать один режиссер. Один на весь сезон. Максимум двое. И они должны не просто уметь выстраивать картинку и говорить актерам, на какой метке встать. Речь о том, чтобы по-настоящему уметь управлять производством и вести за собой всю команду. Нельзя снять что-то некачественное за миллионы долларов и надеяться на успех. У людей сейчас слишком большой выбор, все мы избалованы прекрасными сериалами.




Стивен Содерберг


Вы работаете над необычной интерактивной теледрамой «Мозаика». Где ее можно будет посмотреть?


— «Мозаика» — это проект с интерактивом. Каждый зритель сможет выбрать, от лица какого героя ему смотреть эту историю. Увидеть ее можно будет в онлайн-стриминге на любом из устройств — от телефона до стационарного компьютера. Интерактивный нарратив — это совсем не новая штука, но мне понравилось, что мы смогли соблюсти баланс между пассивным и активным зрителем. И все эти переходы одной сюжетной линии в другую будут сделаны очень плавно. Сделать органичными моменты, когда зритель делает выбор, — это требует многих усилий. Я снял проект почти два года назад, и с тех пор мы работаем над финальным вариантом. Все время, пока мы писали сценарий и придумывали переходы, с нами в комнате находилась группа технарей, так что мы все это разрабатывали вместе. Я не геймер, и меньше всего мне хотелось, чтобы это выглядело как видеоигра. Думаю, в ноябре выйдет приложение, через которое можно будет смотреть «Мозаику», но мы с продюсерами с HBO еще должны все обсудить и понять, сможем ли мы уложиться в эти сроки. Надо много технических деталей утрясти, ведь смысл в том, чтобы 500 тысяч человек начали это смотреть одновременно, и будет очень неприятно, если что-то там сломается по ходу пьесы. Также у этой истории есть линейная версия в шести сериях, которую мы покажем в эфире HBО через два месяца после запуска. И это совершенно другое произведение. Я отснял кучу материала, хватит на семь с половиной часов экранного времени. Конечно, многое из этого пришлось оставить за кадром.




Стивен Содерберг и Шэрон Стоун на съемках «Мозаики»


И вот посреди работы над этим амбициозным проектом вы решаетесь взяться за довольно традиционный жанровый фильм «Удача Логана» со смешным Дэниэлом Крэйгом. С чего такой неожиданный карьерный поворот?


— После «Мозаики» я прямо с радостью схватился за «Удачу Логана», потому что я очень утомился, мне хотелось чего-то простого и честного. Мне хотелось, чтобы этот фильм был многослойным, чтобы каждый персонаж был четко очерчен и имел свой голос. Важно было привнести в этот проект что-то необычное, потому что традиционная история ограбления — это в наши дни уже не очень интересно. С Дэниэлом я и до этого был знаком. Мы общались, и я знал, что у него отличное чувство юмора. И я подумал, что ему наверняка захочется использовать возможность появиться на экране смешным, как в жизни. А то эту его сторону ведь нечасто используют в кино. К тому же тут ему не пришлось на своих плечах тащить целый проект, как это обычно у него бывает. У меня он играет идеальную роль второго плана: появляется в кадре и сразу начинает фонтанировать. У него все лучшие реплики, самый неожиданный акцент. Он приехал на площадку на пару недель, порезвился и уехал.




«Удача Логана»


А выбелить волосы — это была его идея?


— Да! Вообще вполне в его духе было бы заявиться на площадку уже в таком виде и всех шокировать. Но, к счастью, он сначала прислал мне фотку и предупредил, мол, вот, я двигаюсь в этом направлении. Не вопрос, я ему и до этого говорил, что он вправе делать все, что ему хочется. Мне все равно, как он выглядит, вот он и решил выступить немного экстремально. Думаю, он просто испытал облегчение после «Бонда», где целая толпа специально обученных людей следит за каждой деталью твоей внешности. Тут же у нас пьянящая свобода. И это не только Дэниэла касается. По сценарию Сет МакФарлейн не был британцем, например. В какой-то момент Сет спросил меня, чего я жду от его персонажа, каким хочу его видеть. И я ответил: «Слушай, надо вызывать прямо физическое отвращение к этому парню с первых же секунд. Надо сделать так, чтобы его возненавидели, стоит ему сказать только два слова». Через две недели он мне позвонил и сказал, что решил быть англичанином. Я не знал, как у него обстоят дела с акцентом, но все равно согласился. Почему бы и нет? А потом он пришел на площадку, и мы сразу начали снимать сцену в баре. И тогда некоторые члены нашей группы не поняли, что это Сет, хотя утверждали, что являются фанатами его творчества. Они подходили ко мне и говорили: «Этот противный англичанин очень смешной. Молодец, что нашел его!» Кстати, тут мы чуть не напоролись на скандал. Наш европейский дистрибьютор Studio Canal увидел фильм в Лондоне и пришел в ярость. Нам говорили, что персонаж у МакФарлейна вышел очень оскорбительный и что они переживают за реакцию публики. Я им говорю: «Что же, все британцы внезапно лишились чувства юмора? Это же комедия!» Такое ощущение, что в наше время невозможно снять кино и при этом никого не оскорбить.




Стивен Содерберг, Сет МакФарлейн и Себастиан Стэн на съемках фильма «Удача Логана»


Ну, вы же хотели, чтобы это кино было экстремальным и не похожим ни на что, вот и расплачиваетесь теперь.


— Да, бессмысленно тут жаловаться. Когда к нам пришла Хилари Суэнк, я ей тут же сказал: «Мне не нужно ничего нормального. В твоем персонаже должно быть что-нибудь странное. Давай придумаем ей изюминку». Сначала она завязала волосы сзади и надела мужской костюм. А когда начала разговаривать, в первой же сцене я изо всех сил старался не заржать, потому что понял, что она копирует манеру речи Клинта Иствуда. Это очень смешно, мне бы никогда в голову не пришло попросить ее об этом.




«Удача Логана»


Жаль, что большинству россиян это не будет слышно: у нас обычно фильмы дублируют. Вообще вы часто говорите, что смотрите кино для вдохновения при работе над своими проектами. Что смотрели в этот раз?


— «Краденый камень» Питера Йетса. Это мой любимый фильм об ограблениях, и я его несколько раз пересмотрел в процессе подготовки к «Удаче Логана». Но на этом, пожалуй, и все. Я пытался быть осторожным, чтобы не сильно поддаться влиянию других фильмов. В «Краденом камне» очень интересный юмор, мрачные шутки, и мне хотелось использовать похожий подход. В последнее время комедии стали невыносимо вербальными, очень мало по-настоящему качественной физической комедии. Возможно, это потому, что ее нелегко сделать правильно. Иногда надо за вдохновением углубляться так далеко в историю, что впору пересматривать Бастера Китона и Чарли Чаплина. Они умели придумывать физические гэги, способные рассказывать истории. Сейчас же все истории в репликах, и многие не уделяют внимания визуальному юмору. Никакой фантазии, просто люди приходят в кадр и начинают что-то говорить. Это все снимают на три камеры, актер импровизирует, а потом они в монтаже будут разбираться, что получилось, а что нет. Я не могу так снимать. Я уже на площадке принимаю решения, которые потом не отменить. Оставить работу над фильмом монтажерам — это не мое.




«Краденый камень»


А не хотелось вернуться в кино с каким-нибудь серьезным фильмом с глубокими смыслами?


— Я сейчас не могу даже помыслить о том, чтобы обратиться к какой-нибудь серьезной драме. И потом, жанровое кино предоставляет гораздо более интересные возможности поговорить на тему, которая тебе важна. «Удача Логана» — это вроде как легкая и смешная история, но также там полно неочевидных месседжей. Как зритель, ты можешь сделать выбор — воспринимать их всерьез или не обращать внимания. И трактовать эти месседжи можно тоже по-разному. Например, сценарий был написан в 2014 году, и с того времени многое у нас в стране изменилось. Причем изменилось настолько, что мы пока все еще не поняли, как с этим жить. Взять героев фильма. Они из шахтерского городка, переживающего не лучшие времена. И три года назад шахтеры Западной Вирджинии никому не были нужны, а потом вдруг стали предметом обсуждения в разгар президентской кампании. Не знаю, хорошо это или плохо, но часть аудитории в Америке восприняла фильм как публичное оскорбление этих самых шахтеров и их образа жизни. В первый уик-энд многие зрители, на которых наш фильм был нацелен напрямую, зрители, живущие в таких же шахтерских городках, просто не пришли. Они знали, что фильм уже в прокате, промо у него было обширное, плюс это тот тип людей, которых не так уж часто изображают в мейнстримовом кино, причем уж точно не как героев. Им могло бы стать интересно. Но нет, наши лучшие показатели по сборам в итоге были в больших городах. И мы все еще пытаемся понять, почему так вышло. Я вырос на Юге и хорошо знаю эту культуру, и я снял этот фильм вне голливудской системы, но многим все это по барабану. Они просто видят на экране толпу кинозвезд, которые вроде как высмеивают этих людей. Хотя на самом-то деле это не так, никто их не высмеивает, а как раз наоборот.




На съемках фильма «Удача Логана»


Что же настолько важного в бывших шахтерах из Западной Вирджинии, что вы решили сделать именно их героями фильма?


— Когда режиссер обсуждает персонажей со сценаристом или с актерами, часто встают очевидные вопросы: «Что они хотят? Чем они занимаются? Куда движутся?» В данном случае перед нами герой в исполнении Ченнинга Татума, которому надо выбраться из-под завала обстоятельств. Он их совершенно не контролирует и в какой-то момент не уверен в том, что вообще сможет выжить в этом бардаке. Я точно знаю, что такая ситуация не редкость для жителей маленьких городов. Кинематографисты в основном живут в мегаполисах, поэтому именно там происходит действие большинства историй. При этом я часто слышу от владельцев кинотеатров и работников MPAA, что они получают письма с жалобами: «В этом фильме слишком много ругательств, а в этом — насилия, а в этом — секса. Никто не делает фильмов для нас. Все это кино снимается упадническими голливудскими дельцами, которым кажется, что все только это и хотят видеть на экранах. Когда кто-нибудь уже начнет думать и о нас?» Это справедливо. И я решил снять кино для них, людей из маленьких городков. Но они все равно остались недовольны. Возникает чувство, что их хлебом не корми — дай на что-нибудь пожаловаться. Американцы вообще любят говорить одно, а делать другое. Ведь если бы им правда настолько не нравились голливудские блокбастеры с сексом, насилием и ругательствами, то можно было бы ожидать, что все такие фильмы проваливались бы в прокате. Но ничего подобного, в очень многих успешных фильмах все ругаются и кровь льется рекой. То есть люди просто говорят, что им это не нравится, а потом идут покупать билет в кино. Мол, я хочу казаться таким правильным и благопристойным, а еще я не прочь посмотреть на расчлененку на большом экране.




«Удача Логана»


Студии и вправду делают такое кино, ориентируясь на зрителя. Им же нужно зарабатывать на нем.


— Моя претензия к студиям заключается в том, что они совершенно забили на среднебюджетные фильмы, которые являются чем-то другим, кроме как зрелищем. Им нужны только блокбастеры, ну и еще они зарезервировали пару-тройку слотов в прокате на конец года под сезон наград. И всё, нет никакой середины. Было бы круто, если бы оставалось место для взрослых фильмов со средним бюджетом, снятых под полным контролем режиссера, хоть и в студийных рамках.


Именно это вы пытались сделать с «Удачей Логана»?


— Совершенно верно. И мы так спланировали американский релиз, что у нас не было шансов проиграть в этой игре. Как только кто-то купил один-единственный билет, мы тут же оказались в выигрыше. Вопрос состоял в том, как много мы сможем нагрести. На него и сейчас пока нет однозначного ответа (на данный момент американские сборы ленты составляют 23 млн долларов — Прим. КиноПоиска). Вот еще что. На протяжении всей своей карьеры я никогда не скрывал ничего относительно фильмов, над которыми работал. Я с легкостью рассказывал о том, во сколько обошлось производство, сколько мы потратили на маркетинг, сколько заработали. Никогда не считал, что имеет смысл врать о таких вещах. Все остальные об этом вешают на уши лапшу направо и налево. Так и знайте, если это говорю не я, то это вранье. А журналисты все это радостно печатают, даже не думая перепроверять факты.




«Удача Логана»


То есть на самом деле фильмы стоят больше? Все цену занижают?


— Да постоянно. Им надо показать, что проект не оставил их без штанов, что они в плюсе. Не понимаю, почему им это так необходимо — пускать пыль в глаза. Если вам надо решить проблему, умалчивание правды вам в этом не поможет.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.