Режиссер фильма «Борг/Макинрой»: «Я пошел в кино из-за Ларса фон Триера»

Режиссер фильма «Борг/Макинрой»: «Я пошел в кино из-за Ларса фон Триера»

Шайа ЛаБаф, Янус Мец и Сверрир Гуднасон на съемках


Датский режиссер Янус Мец больше известен как документалист. Его «Броненосец», повествующий о жизни солдат в Афганистане, получил признание критиков и зрителей. Он попробовал себя в Голливуде, поработал над вторым сезоном сериала «Настоящий детектив» и вспоминает это время с содроганием. Но «Борг/Макинрой» — совсем другое дело. Это история одного из самых интересных матчей в мире тенниса, о противостоянии одного из величайших теннисистов Европы с молодым выскочкой из Америки. И это совершенно европейское кино, без примеси Голливуда.


«Борг/Макинрой» открывал кинофестиваль в Торонто, где мы и поговорили с режиссером.


— Ваш фильм смотрится не как кино про теннис, а как фильм о людях, которые вынуждены быть не теми, кто они есть на самом деле. У вас скорее психологическое исследование, нежели спортивный фильм. Как так вышло?


— Это было обязательным условием для создания этого фильма. Нельзя снять кино про спорт или кино про теннис — это бессмыслица какая-то. Фильмы снимаются о людях, о человеческом поведении. Поэтому мы и смотрим кино. Нам хочется видеть истории о нас самих, о жизни. Такова природа повествования. Надо как бы поставить зеркало перед зрителем, в которое мы можем заглянуть и увидеть что-то знакомое или научиться чему-то новому. Так что да, в первую очередь «Борг/Макинрой» психологическая драма.


— В одном из своих интервью вы назвали себя «режиссером-антропологом».


— Да.


— Вы до сих пор согласны с этим?


— Ну, я скорее, отношу это к своим документальным фильмам. «Борг/Макинрой», скорее, философское, психологическое исследование экзистенциальных вопросов. (Смеется) Сколько заумных слов! Называя себя режиссером-антропологом, я имею в виду, что во время работы над документальным кино я погружаюсь в новую для себя культуру, пытаюсь понять ее, описать ее. Пытаюсь рассказать о людях, живущих в этой культуре и понять их. Хотя, знаете, к «Боргу» это тоже подходит. Мне пришлось понять, что значит быть звездой тенниса в конце 1970-х — начале 1980-х.


— В России из датского кино хорошо знают Ларса фон Триера, Николаса Виндинга Рефна и Мадса Миккельсена. Какова ситуация с кино у вас в стране сейчас?


— Для датского кино сейчас наступило очень интересное время. Появляется новое поколения и постепенно завоевывает главные позиции. Проводятся какие-то новые эксперименты. Понимаете, Ларс после себя оставил вакуум. Кто станет следующим Ларсом фон Триером?


— Он еще снимает!


— Да, да, конечно, новый фильм монтирует! Ларс очень сильно повлиял на всех датских кинематографистов. Пожалуй, именно благодаря ему я решил снимать кино. Но сейчас в Дании все ждут появления нового Автора, такого, знаете, с большой буквы. Молодые режиссеры снимают занятное кино и спустя некоторое время, скорее всего, они проявят себя.



Ларс фон Триер на съемках фильма «Дом, который построил Джек»


— То есть, Голливуд не давит? В смысле, у вас не боятся, что западный кинематограф убьет ваше родное кино?


— Конечно, потряхивает всю индустрию, потому что у нас, как и везде, разваливается рынок домашнего видео, что создает финансовые неудобства для продюсеров, финансирующих кино. Стало сложнее снимать как малобюджетное кино, так и кино со средним бюджетом. Приходится создавать или крупные франшизы или снимать совсем копеечные фильмы. Сервисы вроде HBO и Netflix с одной стороны здорово помогают — дают талантливым людям простор для деятельности. Но с другой стор оны, они могут привести к уничтожению кинотеатров. Зрители привыкают смотреть кино дома на диване. Поэтому в кино доминируют голливудские блокбастеры.


Читайте также наше интервью со Стелланом Скарсгардом, сыгравшим одну из главных ролей в драме «Борг/Макинрой»


— Но вернемся к вашему фильму. Как создавалась визуальная составляющая? Потому что он очень похож на кино 1970-х. Было ли это вашим решением?


— О, я все решал! (Смеется) В этом прелесть работы режиссера — ты все решаешь сам! И в то же время ты работаешь с командой, пытаешься донести до нее свое видение. И чтобы воплотить свое видение в жизнь, нужно собрать лучших людей. Иногда что-то меняется. Знаете, фильм — живой организм, наполненный стараниями прекрасных творческих людей, их кровью. Нильс Тастум, наш оператор, прекрасно снял фильм, Лина Нордквист разработала дивные костюмы. Все помогали создавать этот мир конца 1970-х начала 1980-х. Нам хотелось избежать клише, чтобы картина не выглядела как открытка из 1970-х. Хотелось добиться реалистичности. Мы сделали изображение потертым, зернистым, что придало ему натуралистичности. Нет ощущения театральной постановки.


— Вы говорили, что при съемках «Броненосца» вам пришлось стать солдатом. Во время работы над «Боргом/Макинроем» пришлось стать теннисистом?


— Мне, конечно, пришлось учиться играть в теннис. Надо было понимать, через что я заставлю пройти Шайю и Сверрира! (Смеется) Им-то пришлось играть в теннис ежедневно на протяжении почти шести месяцев! Мне надо было понять техническую сторону тенниса — как играл Бьёрн, как играл Макинрой. Мы детально изучали все их матчи. У нас был ряд консультантов — как игроки в теннис, так и тренеры. Они добивались точности в изображении игры. Но вообще моя работа как режиссера, скорее, быть наблюдателем. Человеком, который смотрит на этот мир и пытается передать его зрителю. Человеком, который исследует мир и внимательно его рассматривает. И я опять становлюсь режиссером-антропологом.


— Наш текст о вашем фильме называется «Песнь льда и пламени», как у Джорджа Р.Р. Мартина в книгах. Согласны с таким названием?


— Борг и Макинрой в принципе и были как лед и пламя — полные противоположности друг друга. Более того, они своего рода разрушали друг друга. Если развить эту метафору, то да, они были очень мощными силами природы. Но во время просмотра зрители поймут, что у Бьёрна и Джона было очень много общего. Оба они подсознательно искали смысл своей жизни, искали признания. У них была глубокая экзистенциальная боль. Кто мы? Зачем мы? Мы все умрем! (Смеется) Что с этим поделать? Давайте лучше сыграем в теннис!


— Вы прямо как Джордж Р.Р. Мартин! Валар моргулис!


— Да!



Шайа ЛаБаф в роли Джона Макинроя


— Слышала, как зрители говорят: «Потребовался европейский режиссер, чтобы напомнить миру, какой хороший актер Шайа ЛаБаф». Наверное, сложно с ним было работать?


— Нет, что вы, с ним очень легко и здорово! Шайа такой классный парень! Он мне очень дорог. Он работает в поте лица. И как режиссер, ты очень это ценишь. Хочется, чтобы актеры настолько проникались своей ролью, что готовы были пройти через ад. А Шайа не играет, Шайа просто открывается и заполняет собой персонажа. Он становится одержим своей ролью. Он позволил духу Джона Макинроя завладеть собой! Может быть, дух Шайи так же завладел Макинроем? И он уже Шайа Макинрой? (Смеется) В любом случае актеру нужно освободиться от внутренних демонов, выпустить их на свободу. И Шайа в этом плане человек очень преданный своему делу. Поэтому он настолько хорош. И если режиссер знает, как найти к нему подход, то получит самый прекрасный подарок в мире.


«Борг/Макинрой» уже на российских экранах.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.