Франсуа Озон: «Я очень неразборчивый киноман, смотрю все подряд»

Франсуа Озон: «Я очень неразборчивый киноман, смотрю все подряд»

Франсуа Озон / Фото: Элен Нелидова для КиноПоиска


19 октября в российский прокат выходит новый фильм Франсуа Озона «Двуличный любовник» — участник конкурсной программы Каннского кинофестиваля. Один из самых плодовитых постановщиков Франции (это 21-я полнометражная картина Озона) снял нехарактерную для себя ленту. На этот раз это не утонченное авторское кино, а бодрый психоэротический триллер, в котором соблюдены все каноны жанра. В центре сюжета героиня в исполнении Марины Вакт (звезда другой ленты Озона — «Молода и прекрасна»), которую мучают непонятные боли в животе. Она влюбляется в своего психоаналитика (Жереми Ренье, любимый актер братьев Дарденн), а потом случайно обнаруживает, что он... Впрочем, это уже спойлер. КиноПоиск встретился с Озоном и узнал, о чем он думал, когда работал над «Двуличным любовником».


Внимание: в интервью встречаются спойлеры!


— «Двуличный любовник» не похож на ваши последние фильмы. Почему вы решили на этот раз снять жанровое кино?


— Когда я прочитал книгу Джойс Кэрол Уотс «Жизнь близнецов», вдохновившую меня на создание «Двуличного любовника», то понял, что вижу свой фильм именно таким. Автор романа рассказывает эту историю как писатель-реалист. Я же решил, что это будет скорее исследование, сеанс у психотерапевта, который растянется на несколько месяцев жизни героини. Мне было важно показать путь, который она проходит, исследуя свой внутренний мир и эротические фантазии.



Марина Вакт и Франсуа Озон / Фото: Элен Нелидова для КиноПоиска


— Это далеко не первый ваш фильм, у которого литературная основа. Но почти всегда вы сильно меняете сюжет. Почему?


— Я меняю сюжет, но сохраняю его канву. Я могу изменить жанр, характер повествования, добавить новые элементы. Мне нравится создавать собственную историю, превращать чью-то книгу в фильм Франсуа Озона. Но надо признать, что любая адаптация — это всегда предательство по отношению к первоисточнику. Избежать этого невозможно. Книга и фильм — это два разных мира, две разные формы самовыражения их авторов.


— Вы любите читать?


— Да, но у меня есть проблема. Я режиссер. Когда я читаю книгу, я всегда представляю себе, какое кино можно по ней снять. Это профессиональная деформация.


— Если у вас есть свободный вечер, что вы выберете — книгу или фильм?


— Смотря, какая это книга или фильм. Но правда в том, что сейчас я читаю гораздо меньше, чем в молодости. Думаю, не только я. Сегодня очень много доступного видеоконтента; у всех есть компьютеры и смартфоны, и любой фильм можно посмотреть на собственном экране. Это быстрее и проще, чем тратить время на чтение книги. А жаль. Потому что чтение развивает воображение. Каждый человек, читающий художественную книгу, в чем-то режиссер. В своей голове он представляет, как выглядят герои книги, обстановку, в которой происходит действие, монтирует все по собственному сценарию.


— Какие же фильмы вам нравятся?


— Разные. Я даже не могу назвать конкретного режиссера или картину. Мне кажется, я очень неразборчивый киноман, смотрю все подряд. У меня нет привязанности к какой-то определенной форме или жанру. Так интереснее.


— Главная героиня «Двуличного любовника», как и герои многих других ваших фильмов, ведет двойную жизнь. Почему вы постоянно возвращаетесь к этой теме?


— Мне важно показать, какое значение имеют фантазии. Их ведь совершенно необязательно воплощать в жизнь, но впускать их в нее нужно. Это часть нашего личного пространства, а без него ты теряешь себя. Так ты ощущаешь себя тем, кто ты есть на самом деле, а не тем, кем тебя хотят видеть окружающие. В «Двуличном любовнике» я утверждаю, что иметь такие фантазии можно, даже если ты состоишь в счастливых отношениях. Главная героиня чувствует себя неудовлетворенной, поэтому ей необходимо воображать другого партнера, очень похожего на того, с кем она сейчас. Мне кажется, фантазировать о том, как бы мы могли жить, если бы не было определенных ограничений, нужно каждому из нас. Это так же важно, как ходить в кино, театр, читать книги. Нам нужен вымысел, чтобы выжить в реальности.



«Двуличный любовник»


— В одной из первых сцен фильма камера погружается во влагалище главной героини. Зачем нужен такой натурализм?


— Мне было важно с самого начала дать понять зрителю, что это будет за история. Все почему-то замечают только влагалище, а там есть и глаз, и эти два кадра смешиваются друг с другом. Глаз — это символ любопытства, исследование себя, которое проводит героиня, а влагалище — это ее внутренний мир. В течение фильма героиня будет все лучше узнавать себя, а в конце откроет тайну, которая у нее внутри.


— Этой сценой, как и всем вашим фильмом, вы как будто вступаете в диалог с картиной Дэвида Кроненберга «Связанные насмерть». Можно ли считать, что она тоже легла в основу вашей ленты?


— Близнецы — популярные герои книг и фильмов. Мне кажется, что Джойс Кэрол Оутс писала свою книгу под впечатлением от фильма Кроненберга. Он снял очень хорошее кино, но мой фильм все же совсем другой. В «Двуличном любовнике» я исследую внутренний мир женщины. В картине Кроненберга главные герои — братья-близнецы, работающие гинекологами. В моей ленте это девушка, которая влюбляется в близнецов-психоаналитиков. Кроненберг показывает события с мужской точки зрения, я — с женской.


— В вашем фильме есть очень важные персонажи — кошки. Как вы относитесь к этим животным?


— Если честно, то я их побаиваюсь. Но при этом я думаю, что кошки — очень киногеничные животные. Когда их снимаешь, создается впечатление, что они все время о чем-то думают, просто не могут это выразить. Не то что собаки — они выглядят намного глупее. В кошках есть загадка, и для фильма это тоже имеет значение. Они появились в сюжете не по моей прихоти, они перекочевали туда из книги. Их роль важна еще и потому, что слово «киска» — это не только животное, это неформальное обозначение женского полового органа.



«Двуличный любовник»


— Наверняка многие покраснеют, прочитав про киску и влагалище, а вы не смущаясь помещаете актеров в очень откровенные сцены. Как вы работаете с ними на съемках таких эпизодов?


— Я стараюсь быть честным с актерами, говорить им правду о фильме с первой встречи, ничего не скрываю. Все прописано в сценарии. Я подробно объясняю, как именно я хочу эту сцену снять. У них не должно быть внутреннего сопротивления. Я прекрасно понимаю, какой это сложный, интимный процесс. Но я рассказываю актерам, что эта сцена нужна не для того, чтобы показать, как они выглядят голыми. У нее есть четкая роль в фильме.


Если ты все подробно объясняешь актерам, проблем, как правило, не бывает. Они появляются, когда режиссер говорит: «Мотор! Камера! Занимайтесь любовью!» А актеры еще не знают, что нужно делать. Мне кажется, ими нужно обязательно руководить в такие моменты, все должно быть детально прописано. Это же просто работа, такая же, как съемки любой другой сцены. Когда актеры не понимают, как ее выполнять, это может длиться вечность. Если же им все ясно, если они себя чувствуют комфортно, то достаточно пары дублей, чтобы добиться идеального результата.



На съемках фильма «Двуличный любовник»


— Главная героиня фильма работает в музее в окружении необычных арт-объектов, которые постоянно меняются. Чьи это произведения?


— Их создали специально для фильма. Эти арт-объекты — важная часть сюжета. С их помощью я хотел показать внутренний мир персонажей, изменения, которые происходят с ними, их трансформацию.


— А что происходит с режиссером? Он тоже меняется?


— Думаю, да. Съемки — это большая работа, отнимающая колоссальное количество энергии. Но одновременно это и удовольствие. Каждый новый фильм дает новый опыт, тебе приходится принимать решения, находить выходы из сложных ситуаций, придумывать то, чего раньше не существовало. Ты многому учишься, отказываешься от каких-то иллюзий, творчески растешь.


На этапе написания сценария все словно в тумане. Постепенно, когда ты начинаешь работать с актерами, фильм обретает четкость. Порой ты уходишь совсем не в том направлении, куда думал идти вначале. И это самое интересное в моей работе, когда фильм становится произведением искусства, отдельным от сценария. Все может кардинально поменяться на трех этапах: когда пишешь сценарий, на съемках и при монтаже. Меня очень вдохновляет эта творческая свобода.


— Как вы думаете, могли бы вы сохранить эту свободу, если бы работали в Голливуде?


— Не думаю. Мне кажется, что во Франции у меня гораздо больше возможностей. Посмотрите на Люка Бессона. Даже он не может долго работать в Голливуде. Мне кажется, кинопроизводство в Америке сильно отличается от того, к чему мы привыкли во Франции. В Голливуде окончательное слово всегда остается за продюсером. Зачем мне терять контроль над моим фильмом?


У меня во Франции есть все необходимое: техника, деньги, актеры. Я не собираюсь в Голливуд, по крайней мере сейчас, хотя в будущем может произойти все что угодно. Кстати, я не уверен, что в Голливуде мне бы разрешили снять «Двуличного любовника» так, как я это сделал во Франции. В России, скорее всего, тоже.



«Двуличный любовник»


— Не в этом ли секрет вашей продуктивности — снимать по фильму в год?


— Частично. Но дело в том, что я не снимаю блокбастеры. Мои картины очень интимные, они не требуют больших финансовых вложений, а именно из-за этого у режиссеров чаще всего возникают длительные перерывы между съемками. Когда твое имя известно, причем не только во Франции, решать экономические вопросы не так уж сложно.


— При этом вы пока не получили «Золотую пальмовую ветвь», на которую были номинированы трижды, в том числе и за «Двуличного любовника». Насколько для вас важны награды?


— Они, конечно, приятны. Но мне кажется, что особенно важны они будут, когда я состарюсь. Сейчас мне важнее снимать фильмы, продолжать работать. Кроме того, на мою карьеру награды несильно влияют. Меня и так неплохо знают в разных странах, этого вполне достаточно.


— Над чем вы сейчас работаете?


— Все детали раскрыть пока не могу, но этот фильм будет сильно отличаться от «Двуличного любовника». Он основан на реальных событиях, а главными героями будут мужчины.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.