Сергей Полунин: «Я в детстве спал под портретом Джонни Деппа»

Сергей Полунин: «Я в детстве спал под портретом Джонни Деппа»

Сергей Полунин на московской премьере фильма «Убийство в Восточном экспрессе»


Через несколько дней Сергею Полунину исполнится 28 лет. Ему было 19, когда он стал самым юным премьером в истории лондонского Королевского балета. В 20 лет он уже был, пожалуй, самым громким именем в мировом балете наших дней. С тех пор он успел поработать премьером Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, стать звездой YouTube благодаря видео на песню Hozier «Take Me To Church» и привлечь внимание кинозрителей откровенным документальным фильмом «Танцовщик», где была показана драма его семьи, распавшейся еще в детстве Полунина во имя его будущей танцевальной карьеры.


На этот раз Сергей Полунин в Москве ненадолго. Он приехал представить свой дебют в игровом кино. Это «Убийство в Восточном экспрессе» — экранизированный Кеннетом Браной детектив Агаты Кристи. Полунин там — единственный дебютант. Исполнители других ролей — сплошь кинозвезды: Джонни Депп, Мишель Пфайффер, Джуди Денч, Пенелопа Крус, Дэйзи Ридли, Уиллем Дефо и Джош Гад. У Сергея не самая большая роль в картине — он сыграл темпераментного венгерского князя с балетным прошлым. Впрочем, это лишь начало кинокарьеры Полунина. В следующем году он, помимо прочего, будет партнером Дженнифер Лоуренс в шпионской драме «Красный воробей».


Встретившись с Сергеем, мы обнаруживаем, что не только по-английски он говорит с акцентом. Русский язык ему тоже дается не так уж просто. Переехав учиться балету в Лондон еще ребенком, теперь он порой с ощутимым трудом подбирает слова. Впрочем, речь — это вообще непростой инструмент для танцора, много лет проводившего на сцене в молчании. Тем любопытнее было, как ему дались съемки в окружении признанных мастеров кино.




«Убийство в Восточном экспрессе»


— Когда ты понял, что хочешь сниматься в кино?


— Оно меня с раннего детства привлекало, я вырос на кино. Я бы не сказал, что я книги читал. Я немного дислексик, мне трудно это дается. Зато кино я смотрел много и разное — от «Мистера Бина» и комедий Джима Керри до «Рэмбо» и «Терминатора» и боевиков с Дольфом Лундгреном и Жан-Клодом Ван Даммом. Когда чуть вырос, моими кумирами стали Джонни Депп и Микки Рурк. Кино меня формировало, я считаю. И к балетным ролям я готовился, смотря фильмы. Например, когда я готовился танцевать «Баядерку», то смотрел «Гладиатора» с Расселом Кроу. И всегда так делал, с самого начала карьеры. Когда я решил уходить из балета, то стал думать, чем еще я мог бы заниматься. Где еще осталась магия? Оказалось, это кино. Правда, у меня заняло пять-шесть лет, прежде чем я попал на первые пробы.


— Почему так долго?


— Оказалось, что первый шаг сделать очень непросто. Ты кто-то в балете, но при этом ты абсолютно никто в кино. Эго мне говорило: «Не иди на кастинг, тебе там могут сказать „нет“, там тебе сделают больно». Я не знал, могу ли я играть в кино, и боялся, что мои мечты будут разбиты. На самом деле я считаю, что, когда люди не добиваются чего-то, это часто из-за страха, что у них не получится. Поэтому я советую ни о чем не думать, забыть о своих страхах и просто идти.





— Каково это — когда ты большая звезда в одном и выступаешь как новичок в чем-то другом?


— Часто это неприятно, некомфортно. Так же я в принципе в модельный бизнес приходил. Когда ты делаешь первые шаги в чем-то новом, к тебе зачастую относятся пренебрежительно: «Ты кто вообще?» Ты очень хорошо чувствуешь, что ты никто.


— Для того чтобы попасть в «Убийство в Восточном экспрессе», ты проходил стандартные пробы. Помнишь, что там тебя просили делать?


— Я пришел, а там не было ни режиссера, ни кастинг-директора. Просто стояла камера, перед которой нужно было начитать текст, и я не знал заранее какой. А мне всегда проще исполнить что-то, что ты уже знаешь, сымпровизировать, но не читать. В общем, я прочитал текст, и мне сказали: «Еще раз попробуй». Я прочитал. Потом еще раз. И все. Мне сказали: «Спасибо. Надеемся, что увидимся». А я такой: «Да не волнуйтесь, ничего страшного, я готов к отказу». Я был уверен, что у меня не получилось. Вот в балете у меня всегда есть понимание, когда я что-то хорошо делаю, а когда — нет. А тут я не знаю. Ноль. А потом через агента мне пришел ответ, что мои пробы очень понравились.


— Обрадовался?


— Я боялся радоваться раньше времени, пока все точно не свершится. Никогда не знаешь, что еще случится. Я и контракт подписал только за день до съемок.


— Думаю, среди звезд «Убийства в Восточном экспрессе» был кое-кто, встречи с кем на съемочной площадке ты ждал с особым трепетом.


— Джонни Депп, конечно. В детстве я выбрал его как героя, на которого хотел равняться. Меня привлекала его таинственность. У меня было много постеров с ним. Даже когда я спал, он надо мной висел.




«Убийство в Восточном экспрессе»


— И как прошла ваша первая встреча?


— Я не смог запомнить, что он мне сказал! Снаружи-то я никогда не показываю своего страха, волнения, но внутри… Я поздоровался, он мне что-то сказал, и я тут же это забыл. Просто потому, что так сильно хотел запомнить, что он скажет. Вообще он очень хороший человек, со всеми здоровается, шутит, с ним приятно находиться рядом. И на премьере он подошел ко мне со словами «Привет, юный парень!»


— Юный парень?


— Да, young man!


— Ты был единственным дебютантом в звездном ансамбле фильма. Не было «дедовщины» в отношении тебя?


— Нет! Меня удивило, что всем этим великим актерам было очень интересно, кто я такой, что я делаю, как мой день проходит. Джуди Денч, кстати, потом приходила ко мне на представление, когда я танцевал вживую, уже после фильма. Оказалось, Джуди очень любит балет. Она следит за мной. Уиллем Дефо — тот даже приходил на репетиции, помогал мне. Подсказывал мне, что делать с сюжетом танца. У меня был номер со статическим объектом на сцене, таким моим искусственным отражением, и Уиллем посоветовал не отвлекаться надолго от этого объекта. Мы с Уиллемом вообще очень подружились. Возможно, мы еще сделаем что-то в будущем вместе.




На съемках фильма «Убийство в Восточном экспрессе»


— А советы на съемках тебе твои более опытные коллеги давали?


— Нет. На площадке я просто наблюдал за ними, за тем, что они делали. Это было моей школой. Я просто впитывал и интуитивно адаптировался. Мне нравилось наблюдать за Уиллемом — куда он смотрит, как он себя ведет. Что делает Дерек Джекоби. Как готовится Мишель Пфайффер. Это помогало.


— В «Убийстве в Восточном экспрессе» есть странноватая сцена, когда ты раскидываешь папарацци ногами, по-балетному подпрыгнув и сделав в воздухе вертушку. Это была твоя идея или задумка режиссера?


— Моя.




«Убийство в Восточном экспрессе»


— У твоих будущих фильмов похожие названия — «Красный воробей» и «Белая ворона». В двух словах кого ты там сыграл?


— Я не могу много рассказывать. В первом я играю бойфренда главной героини, которую исполнила Дженнифер Лоуренс, и он не очень хороший человек. А в «Белой вороне» у Рэйфа Файнса я играю Юрия Соловьева. Это был гениальный русский танцовщик. О нем не знали на Западе, потому что он не прыгал так, как Нуреев. При этом он был в тот момент даже лучше, чем Нуреев.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.