Эзра Миллер и Галь Гадот о выпивке, домогательствах и карьере супергероев

Эзра Миллер и Галь Гадот о выпивке, домогательствах и карьере супергероев

Эзра Миллер и Галь Гадот


По случаю старта в прокате «Лиги справедливости» исполнители ролей Чудо-женщины и Флэша — Галь Гадот и Эзра Миллер — нашли время пообщаться с КиноПоиском.


— Галь, не обижайтесь, но, по-моему, Эзра в этом фильме всех затмил.


Галь: Согласна.


Эзра: Да ла-а-а-адно! Нельзя ли это получить в письменном виде, на бумаге, заверенной нотариусом?


Галь: Пойду позову из соседней комнаты Бена Аффлека, Рэя Фишера и Джейсона Момоа, посмотрим, что они скажут на это ваше «всех затмил»!


Эзра: Это как раз то, на чем я строю свой образ. Когда все высокие, мускулистые и красивые парни уходят по делам, в свет софитов выхожу я!


— Для такого молодого актера у вас впечатляющее резюме.


Эзра: Спасибо. Я все еще работаю над ним. Заполняю раздел «специальные навыки». Когда у вас не так много актерских работ, надо делать упор именно на этот раздел. Помню, когда я впервые начал ходить на кастинги, я в резюме вносил какие-то вещи, которые даже и навыками не назовешь, не то что специальными. Например, «пеший туризм». Ходить по холмам в ботинках — это да, это надо уметь! Просто хотелось немного придать объема моему несчастному резюме, а пихать туда было нечего.




Эзра Миллер / Фото: David Dettmann


— Но вы ведь довольно рано начали играть в кино, а до этого пели?


Эзра: Да, с самого детства, причем пел не что-нибудь, а оперу! И уж поверьте, в моем резюме это было написано большими красными буквами. А первую свою роль сыграл я в 14 лет. Хотелось бы добавить, что сейчас, в свои 25, я почти ветеран. Но нет, я все еще покоюсь в тени колоссов актерского дела.


Галь: Хорошо излагает, правда?


— Не то слово. Галь, но вы тоже не расслабляйтесь, у меня и для вас вопросы есть. Например, расскажите, как вы работали над своим образом, который меняется от фильма к фильму.


Галь: Это был очень необычный процесс. Когда я впервые появилась в образе Дианы в «Бэтмене против Супермена», она была намного старше, более зрелой и подкованной, чем в ее сольном фильме. Так что мне пришлось буквально повернуть время вспять и не развивать своего персонажа, а наоборот — упрощать.




«Бэтмен против Супермена»


Эзра: То есть Чудо-женщина — это такой Бенджамин Баттон, только не внешне, а внутренне.


Галь: Этому персонажу уже более 75 лет, это такой огромный пласт культурного наследия. Когда я готовилась к фильму о ней, я сделала домашнее задание, перелопатила кучу комиксов, а потом прочла сценарий. И тогда я поняла, что все внешние атрибуты ее супергероики — это, конечно, прекрасно, но самое главное — разобраться с ее внутренним стержнем. В ней главное — это сострадание. И любовь. И забота. Она, конечно, богиня, но я не должна об этом думать. Просто забыть о том, что она хорошо дерется и не может умереть — это все понятно, это дано по умолчанию. Забыть о том, насколько она крутая, и постараться, напротив, показать ее слабости.


— «Лига справедливости» во многом построена на мысли о том, что никогда нельзя терять веру в успех и сдаваться. Как вы лично справляетесь с трудностями, когда уже готовы сдаться?


Галь: Я окружаю себя людьми, которых я люблю. Провожу больше времени со своим мужем. Очень важно разговаривать, вести диалог с кем-то очень близким — мне это помогает. Слово все же имеет невероятную силу.


Эзра: А я просто напиваюсь — и мне сразу становится хорошо! Шучу. Вычеркните это, а то кто-нибудь еще поверит.


Галь: Да ладно, не оправдывайся теперь, нет ничего плохого в том, чтобы напиться иногда, особенно когда ты в подавленном состоянии! Но опять же, надо делать это с близкими людьми. И разговаривать, разговаривать...


— Галь, как вы думаете, после успеха вашего сольного фильма теперь в Голливуде будут с меньшей опаской ставить женского персонажа в центр студийного блокбастера?


Галь: Надеюсь, что да, потому что это до сих пор расценивается как риск для любого проекта. Студии составляют себе списки, куда заносят потенциальные минусы, которые могут повредить фильму в прокате. Так вот, там легко можно увидеть «женский персонаж в центре сюжета», но никто никогда не напишет туда «мужской персонаж в центре сюжета». Мы даже не меньшинство, нас чуть больше 50% на планете, женщины владеют контрольным пакетом акций. И все равно на большом экране недостаточно сильных женских персонажей, на которых строится фильм. На ТВ с этим ситуация получше, но тоже есть, куда стремиться. Мы постепенно продвигаемся в этом вопросе, хоть и в очень уж неторопливом темпе.




«Лига справедливости»


— Если уж говорить о социальной подоплеке, то в составе «Лиги справедливости» есть не только женщина: он вообще получился очень многообразным. Это тоже такое послание миру: мы все должны объединиться, несмотря на то, что мы такие разные?


Эзра: Совершенно верно.


Галь: Это прекрасная формулировка, я полностью согласна. Только нам пока ничего такого не угрожает, у нас нет комиксовых врагов с кучей парадемонов, способных разрушить мир.


Эзра: Ну, не знаю, я мог бы назвать одного или двух таких президентов.


Галь: Я имею в виду, что люди сами во всем виноваты. На нас не нападают инопланетяне или монстры из других измерений. Мы просто сами создаем себе проблемы, а потом пытаемся героически их преодолеть. Не всегда успешно, но это не значит, что надо прекращать пытаться.


Эзра: В идеале, конечно, надо перестать себе эти проблемы создавать. Например, не выбирать дурацких президентов. Но это я уже слишком многого прошу.




«Лига справедливости»


— Галь, что было сложнее — играть Чудо-женщину или служить в израильской армии?


Галь: Конечно же играть Чудо-женщину! Это такая интенсивная и кропотливая работа. Вообще у людей, кажется, создается неверное впечатление о том, как я служила в армии. Я не участвовала в боях, не пряталась в песках, не стреляла из «узи». Я всего лишь была инструктором в спортзале.


Эзра: Ага, то есть мы все думали, как бедняжку Галь мучили в армии. А на самом деле это она мучила остальных! Потом она получила эту роль, и все перевернулось с ног на голову. Раньше она всеми командовала, а теперь ей говорят: «Еще десять отжиманий и 20 приседаний!»


Галь: Ну вот, теперь вы все про меня знаете! Я всего лишь стояла в стороне с сигаретой и пончиком и кричала: «Держи спину ровно, не отклячивай зад!» Но если серьезно, «Чудо-женщина» — это был мой первый фильм, где я играла главную роль. У меня и до этого ролей хватало, но все они были более или менее второплановые. Теперь же на мои плечи лег огромный студийный фильм с таким каноническим персонажем. Я чувствовала себя как маленькая девочка, которая оказалась у подножия горы Килиманджаро и не имеет ни малейшего понятия, как забираться на вершину. Мне было очень страшно, я безумно нервничала и переживала, что все сделаю неправильно. И это ощущение всегда было со мной, даже если я понимала, что, в общем-то, все делаю правильно, и можно особо не париться.


— Когда вы поняли, что все, уже можно расслабиться, вы перешли рубикон и свершили историю?


Галь: Наверное, только через пару лет до меня это дойдет. Пока еще меня это осознание не накрыло. Я все еще нервничаю и переживаю. Хотя фильм был большим успехом в прокате и в целом понравился критикам. Я получила кучу сообщений с поздравлениями.


Эзра: И отвечала им всем: «Новый телефон, это кто?»


Галь: «Откуда у тебя мой номер?!»


Эзра: Я вот все жду, когда меня люди начнут поздравлять с выходом сольного фильма о Флэше. Сижу и жду, сижу и жду. А потом вспоминаю, что мы еще даже снимать не начали — и меня тут же отпускает.


Галь: Помню, еще до того, как фильм вышел в прокат, в определенный день и даже час было снято эмбарго на публикацию рецензий. Это было 9 часов вечера в четверг. Я пыталась уложить дочь, но ничего не вышло, она отказывалась засыпать — видимо, тоже чувствовала, что нечто важное должно случиться! В итоге я плюнула и принесла в спальню ноутбук. Я дрожащими руками нажимала кнопку «обновить», чтобы проверить, появились ли рецензии или нет. И в какой-то момент они все начали всплывать одна за другой. Я прочла одну, потом вторую, потом третью, потом еще десять. Мне тут же повалились СМС-ки от продюсеров, а я позвонила Пэтти (режиссеру Пэтти Дженкинс, - прим. КиноПоиска) и заорала в трубку: «О-ФИ-ГЕЕЕЕЕТЬ!» А она такая: «Что? Что случилось? Я ничего не читала, я решила погрузиться в медитацию как раз в час снятия эмбарго, потому что мне было так страшно». И я ей все рассказала, мы обе начали орать и, кажется, даже прыгать по комнате. Моя дочь от этого так обалдела, что закатила мне концерт.




«Чудо-женщина»


Эзра: Она просто кричала: «Пусти меня в кровать уже, сумасшедшая мамаша!»


Галь: У нее был шанс! Но нет, лучше же захотеть спать, когда мама переживает самый волнительный момент в ее карьере.


— Эзра, ну а вам что больше всего понравилось, а заодно и не понравилось в работе над Флэшем?


Эзра: Больше всего мне, пожалуй, понравилась бесплатная еда. Это главная причина, по которой мы вообще всем этим занимаемся. Шучу.


Галь: Ну не знаю, не знаю, шутишь ли…


Эзра: Но вообще ни один профессиональный артист никогда не должен отказываться от бесплатной еды.


— Журналистам можете про это не рассказывать, уж мы-то в курсе...


Эзра: Точно, вы меня как никто поймете! Кроме шуток, мне очень понравился физический аспект работы над персонажем. Мне понравилось использовать тело как инструмент, тренировать и готовить его к этой роли. Очень важно было передать физически все те странные вещи, что происходят с Флэшем, когда он попадает в «спидфорс». Что было самым трудным? Наверное, мысль о том, что я посвящаю себя чему-то настолько грандиозному и долгоиграющему. Это был первый раз, когда я подписал контракт на такой длительный срок. Когда я был моложе, то играл в основном в независимых фильмах, которые снимались за три недели. А сейчас я отяготил себя обязательствами по проекту, который требовал моего присутствия на съемках от шести до восьми месяцев, с перспективой участия в ряде других фильмов этой же франшизы. Было страшно, но в итоге это решение полностью себя оправдало.




«Лига справедливости»


— Пора привыкать к таким методам работы, ведь вы теперь вы задействованы в еще одной франшизе — «Фантастических тварях». Наверное, приходится то и дело ущипнуть себя, чтобы убедиться, что вам это все не снится?


Эзра: Ущипываю регулярно за все места, а иногда и по щекам хлещу. Обливания холодной водой еще помогают. Но в какие-то моменты приходится просить и других людей влепить мне пощечину. У Галь вот очень хорошо получается. Вы правы, да, это все действительно похоже на сон. Но в этом-то и весь смысл. Это лишь означает, что когда ты по-настоящему становишься востребованным артистом и участвуешь в создании работ, которые так громко и мощно проявляют себя в мире, сны действительно становятся частью реальности. Невозможно поверить, что твое имя знает кто-то, кроме твоих родителей, что у тебя есть возможность реализовывать свои амбиции в самых крупных проектах мирового кино, что ты получаешь много…


Галь: Бесплатной еды.


Эзра: ...которой тебе надо употреблять много и впрок, потому что никогда не знаешь, сколько вся эта сказка будет длиться — любая роль может стать последней.




На съемках «Лиги справедливости»


— Ну и вопрос, который, кажется, сегодня задают все и всем на волне недавнего «вайнштейнгейта»: когда-нибудь в какой-нибудь момент вашей карьеры вам казалось, что с вами обращаются, скажем так, ненадлежащим образом? Что вы вообще можете сказать по поводу злоупотребления властью в Голливуде?


Галь: Это очень хороший вопрос, и я хотела быть дать на него максимально честный ответ. К счастью, я никогда не испытывала этого на своей шкуре, меня никто не домогался и не притеснял. Хотя все эти истории повергают меня в шок, и во мне копится какое-то невероятное количество гнева, направленного на людей, злоупотребляющих властью. Хочу, впрочем, отметить, что как женщина я часто испытывала некоторое пренебрежение со стороны мужчин. Вот только вчера я разговаривала с одним вашим коллегой из Германии, мы тоже обсуждали эту тему, и я сказала ему: «У вас в стране с этим делом, наверное, все хорошо, потому что у вас есть Ангела Меркель». А он ответил: «Да, но она слишком жесткая». Я немного опешила — то есть как это жесткая? «Ну, — говорит, — безэмоциональная. Вот ваша Чудо-женщина тоже жесткая, но у нее большое сердце, в ней много теплоты и любви». Само собой, это же выдуманный персонаж, а еще она полубогиня и у нее есть золотое лассо, заставляющее всех говорить только правду! Но Меркель никакая не «безэмоциональная»: тот факт, что она пустила в страну такое количество беженцев, мне лично показывает, что в ней хватает добра и сострадания. Потом я спросила его, были ли ее предшественники милыми и эмоциональными? «Нет, — говорит. — Не были». По этому поводу я даже сохранила у себя на телефоне очень показательный текст (достает телефон и начинает долго в нем рыться). Сейчас, надо найти…


Эзра: У меня за всю карьеру была пара неприятных прослушиваний, во многих отношениях это был ужасный опыт. Не обязательно это были прямо уж сексуальные домогательства, но меня там заставили почувствовать себя полным ничтожеством. Это повсеместное явление в индустрии, где ты — продукт, который лежит на быстро двигающемся конвейере. Тоже приятного мало, скажем так. Но это, конечно, ничто в сравнении с тем, что испытывают люди с женскими половыми признаками.


Галь: Все уже согласились, что в связи с сексуальными домогательствами нам нужны радикальные перемены. Это продолжается испокон веков, но патриархальная система уже рушится. Это не нормально использовать власть и положение, чтобы манипулировать людьми и впаривать им что-то против их воли. Не нормально. Поэтому очень важно, что все больше и больше людей рассказывают о своих историях. А, вот, нашла! Это фрагмент колонки, написанной не кем-нибудь, а Барброй Стрейзанд (зачитывает из телефона) «Если мужчина напористый, то женщина навязчивая. Если мужчина повелевает, то женщина настаивает. Он самоуверенный, она агрессивная. Он разрабатывает стратегию, она манипулирует. Он демонстрирует лидерские качества, она контролирует. Он целеустремленный, она одержимая. Он придерживается своих взглядов, она упрямая. Он бескомпромиссный, она чрезмерно требовательна. Он перфекционист, а она дотошная стерва».




На съемках «Лиги справедливости»


Эзра: (аплодирует) Это прекрасно, увижу Барбру — расцелую в обе щеки.


Галь: Это все так верно сформулировано, что уже даже не смешно. Я вовсе не мужененавистница, я очень люблю мужчин, у меня счастливый брак. Но мы все привыкли к такой расстановке акцентов, и только сейчас происходит смещение. Даже небольшого толчка хватило, чтобы весь этот замок из песка начал рушиться на глазах.


Эзра: Проще говоря, так вам и надо, мужчины, ваше господство в этом мире закончилось!





Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.