Вольфганг Петерсен: «К черту банки, давайте ограбим банк!»

Вольфганг Петерсен: «К черту банки, давайте ограбим банк!»

Вольфганг Петерсен / Фото: Getty Images


Вольфганг Петерсен — из тех голливудских режиссеров, которых часто с презрительным молчанием обходят стороной критики, но любят миллионы зрителей во всем мире. Его остросюжетные ленты «Самолет президента», «Эпидемия», «На линии огня» и другие долгое время создавали Петерсену репутацию мастера блокбастеров, пока с треском не провалился фильм-катастрофа «Посейдон». После этого постановщик как будто исчез. И вот спустя десять лет он возвращается с ремейком собственной ленты сорокалетней давности — малобюджетной комедией про ограбление банка, снятой в Германии на немецком языке и демонстративно не участвовавшей ни в одном фестивале. Перед выходом в российский прокат фильма «Четверо против банка» Вольфганг Петерсен рассказал КиноПоиску, чем он занимался все эти годы и когда от него ждать новых блокбастеров.


— Так странно: вот есть режиссер Вольфганг Петерсен, которого все знают, и вдруг целых десять лет после «Посейдона» ни одного фильма. Только сейчас выходит новый. Почему такой большой перерыв?


— В двух словах не объяснить, причин здесь много. Начнем с того, что к моменту выхода «Посейдона» я лет пятнадцать без устали впахивал в Голливуде, делая одну картину за другой. А потом вышел «Посейдон», и его зритель принял не слишком восторженно. Это заставило меня... как-то задуматься, что ли, взять небольшую паузу, чтобы как следует подумать. Бывают такие моменты, когда ты понимаешь, что надо взяться за дело совсем иначе или попросту заняться чем-то другим на какое-то время. Все это совпало с грандиозным экономическим кризисом, который коснулся не только США, но и всего мира.




На съемках фильма «Посейдон»


Киноиндустрия в результате полностью изменилась, и годы с 2007-го по 2009-й все были в основном заняты тем, чтобы найти наиболее безопасный с финансовой точки зрения способ производить фильмы. В итоге пришли, как известно, к супергеройским франшизам по комиксам. Это действительно оказалось очень эффективным. Но те фильмы, которые привык делать я, в итоге оказались невостребованными, это был совсем другой тип блокбастеров. Например, такой фильм, как «Идеальный шторм», в новых условиях представить себе было просто невозможно.


В общем, надо было как-то выйти из этой ситуации, и у меня было много идей, а потом я вдруг подумал: секундочку, а ведь я за всю свою жизнь не снял ни одной кинокомедии! Может, самое время попробовать? Словом, мы взялись делать в Германии картину «Четверо против банка», потратили на нее полтора года, и должен сказать, что я лично получил от этого процесса огромное удовольствие. Это был какой-то совершенно новый опыт. Вот вкратце ответ на ваш вопрос.


Теперь можно сказать, что я вернулся, и у меня в запуске сейчас невероятно амбициозный проект. Он тоже частично будет снят в Германии. Время действия — 1960-е годы. Холодная война, шпионы, история любви и прочее, прочее, прочее. Думаю, в следующем году я его выпущу.


— Раз уж вы упомянули комиксы, вы ведь подумывали сделать «Бэтмен против Супермена» в свое время, но в итоге не сделали. Не жалеете, что упустили шанс?


— Да, я в начале нулевых как-то загорелся этой идеей, но это было задолго до того, как началась волна марвеловских фильмов. Меня эта идея привлекала (и студии я сказал тогда то же самое) своей новизной. Я решил, что если уж я сделаю супергеройский фильм, то пусть это будет что-то такое, чего никто никогда не делал прежде, и это будет битва между Бэтменом и Суперменом. Они ведь полностью противоположны друг другу как персонажи, и разница между ними сделает сюжет по-настоящему драматичным. Лично меня идея такого проекта очень забавляла. Мы начали работать над ним и уже готовы были к запуску, но у студии был другой проект — «Троя». От меня хотели, чтобы я работал над ним, в то время как к идее про Бэтмена с Суперменом отнеслись с легкой прохладцей. Дескать, давайте сначала сделаем отдельные фильмы про Бэтмена и про Супермена, а уж потом будем их объединять, если случится невероятный успех. Ну, в результате я принял решение и, как вы знаете, снял «Трою». А до «Бэтмен против Супермена» Голливуд дозрел относительно недавно, как известно, но фильм делал уже не я.




На съемках фильма «Троя»


— Вам вообще нравятся фильмы Marvel и DC? Вы смотрите эти франшизы?


— Так, от случая к случаю смотрю, не слишком часто. Это как-то не совсем мое. Вообще не очень часто хожу в кино. Но я видел «Чудо-женщину», потому что мне было интересно, как эта схема сработает с женщиной. Это свежий элемент, и мне фильм вполне понравился. А еще я посмотрел «Логана». Очень мрачная картина, и это, пожалуй, лучший из существующих супергеройских фильмов, пусть даже это совсем не классический супергеройский фильм. Хью Джекман в роли Логана прекрасен.


— Тогда еще о проектах за эти годы. Например, вы начали работать над фильмом Uprising. Что с ним стало?


— Знаете, тут такая история, которая часто случается. У вас есть какая-то идея, вы нанимаете одного сценариста, другого, третьего, но все время у них выходит совсем не то. Так и здесь, мы не добились сценария, с которым можно было бы работать, так что в итоге пришлось отказаться от проекта. Это нормально, такое сплошь и рядом бывает. Мне кажется, идея была хорошая, и даже ее провал меня кое-чему научил. Нельзя выходить на люди с чем-то, что до конца не проработано и в чем ты сам еще не уверен, потому что можно попасть впросак.




«Логан»


— А вот еще у вас был проект Old Man’s War несколько лет назад, вернее, не проект, а волна публикаций о нем.


— Да, с ним то же самое. Еще один пример того, о чем я только что говорил. Нет, последние 10—15 лет студии хотят подстраховаться и работать только с проверенными брендами, которые точно принесут прибыль. «Трансформеры» там всякие или те же супергерои. Я проектом Old Man’s War просто заболел и очень долго носился с ним. Причем студии он тоже очень понравился, но это был не бренд. А денег нужно было много, потому что речь шла о научно-фантастическом блокбастере. Ничего удивительного, что студия побоялась рисковать. Все равно жалко, у нас для этого фильма уже все было готово.


— Почему вы, раз такая ситуация в киноиндустрии, не пошли работать на ТВ? Там же сейчас все самое интересное, рисковать там многие готовы.


— Вы абсолютно правы, и мы сейчас как раз этим занимаемся — работаем одновременно аж над тремя телесериалами. Все детали мы пока держим в тайне, я ничего не расскажу, но шоу будут очень зрелищными и качественными, я гарантирую. Это, конечно, не так уж просто — работать сразу над телепроектами и кинофильмом, о котором я до этого рассказывал, про холодную войну, но надо как-то справиться. Телевидение — это очень, очень перспективно, причем я имею в виду не только собственно каналы, сети и прочие традиционные платформы, но и новые сервисы типа Amazon и Netflix. Все это заставляет как-то собраться, потому что надо соответствовать очень высоким запросам и делать что-то выдающееся, серьезное.


— Дэвид Бениофф, с которым вы сотрудничали над «Троей», сейчас работает над «Игрой престолов». Он вас не приглашал там тоже что-то сделать?


— (Смеется.) Нет, пока ничего такого не предлагал. И я сомневаюсь, что предложит. Мне трудно представить себя в роли режиссера чужого проекта для телевидения. Я хочу работать с собственным материалом, и там я, может быть, снял бы первые пару серий просто для разгона. Но мне надо для этого быть и режиссером, и продюсером. И вообще работать с сериалами очень увлекательно, и это отличается от работы с кино. Потому что режиссер приходит, снимает что-то и уходит на другие проекты, а продюсер и сценаристы остаются, они часть системы, без них сериала не будет. Вот мне интереснее быть с этой стороны, контролировать производство, писать, создавать сериалы и совсем чуть-чуть их режиссировать.


Фрэнк Дульгер, Д. Б. Уайсс, Джейсон Момоа и
Дэвид Бениофф на съемках сериала «Игра престолов»


— А как вам «Игра престолов» со всей этой псевдомедиевистской эстетикой?


— Мне очень нравится, хороший сериал. Я его целиком не смотрел, потому что сейчас вообще никто не может себе позволить смотреть все, что выходит, особенно если он еще и сам снимает. Но я время от времени смотрю те или иные эпизоды, если попадаю на них. Многое там сделано просто прекрасно.


— Давайте вернемся к фильму «Четверо против банка». Режиссер вашего уровня мог устроить премьеру фильма на любом крупном фестивале, а вы даже Берлинале не дождались, выпустили картину за пару месяцев до него. С чего вдруг?


— Нас время поджимало. Студия настаивала на том, что надо выпустить картину до Рождества. Поэтому мы и снимали в довольно сжатые сроки. В феврале прошлого года закончился съемочный период, в марте начался постпродакшен, и к декабрю уже все было готово. Так что не до фестивалей было. С другой стороны, в декабре действительно очень хорошо выпускать фильмы, так что все было правильно.




«Четверо против банка»


— Вы немецкими результатами проката довольны?


— Мне кажется, он сработал вполне себе прилично. Знаете, когда у тебя был такой перерыв, поневоле начинаешь нервничать. А потом смотришь: один миллион бокс-офиса, еще один, еще — и понимаешь, что все нормально. Но мы на это и рассчитывали, хотя бы потому, что у нас в фильме заняты крупные звезды. Студия результатами тоже довольна, хотя всегда, конечно, остается ощущение, что можно было бы добиться большего и что залы могли быть еще более наполненными. Для меня же важно, что сама работа была очень приятной. Провести несколько недель с такими замечательными актерами и актрисами — это уже очень здорово. Когда снимаешь высокобюджетный фильм, веселого там обычно мало, все очень напряженно. А здесь совсем другое дело.


— Немного странно, что для возвращения в кино вы выбрали ремейк собственного телефильма 1970-х годов. Он в России не выходил, так что очень хочется узнать: вы тем фильмом были не слишком удовлетворены? Зачем решили снимать его заново?


— Я не снимал заново, а только использовал ту же идею: четверо парней грабят банк. Не более того. У того фильма был совсем другой сюжет, другие обстоятельства — все другое. Я о нем даже практически не вспоминал. Но мы с женой не раз беседовали в том духе, что, дескать, надо бы наконец-то сделать комедию, и почему бы не использовать тот фильм 1970-х годов, раз уж он в Германии тогда оказался таким популярным? В конце концов я решил эту идею реинкарнировать. Я знаю, что это не слишком обычно, не так много режиссеров могут по два раза снимать один и тот же фильм, не считая Хичкока с его «Человеком, который слишком много знал». Другое дело, что у меня не ремейк. Действие в фильме происходит в Берлине, и это позволило мне задействовать в нем самых ярких немецких актеров, это очень привлекало меня. Кроме того, тут был еще и вызов: удастся ли мне сделать комедию, которая сработает в кино, а не на ТВ?




«Четверо против банка»


— У вас из старого фильма даже ни одного камео нет.


— Да, потому что я никому ничего не хотел напоминать. Не надо было, чтобы в фильме давали понять: а вот этот старик снимался в том старом фильме, узнали? Тем более что большинство современных зрителей понятия не имеют, что тот фильм вообще существовал. И очень хорошо, что не имеют.


— Небольшой проект, а съемки 42 дня заняли. Многовато, нет?


— Для меня это не слишком много. Обычно у меня фильмы в два раза дольше снимались, но это совсем другого рода картины, вы правы. В общем, я как-то нормально отношусь к такому количеству съемочных дней, и мне как раз нравилось, что на меня в плане сроков здесь никто не давил. Это же комедия, ее нельзя снимать нахрапом. Надо было сидеть с актерами, разбирая материал, репетировать каждую сцену, вносить одну правку за другой по ходу дела. И я очень рад, что мне при этом не надо было посматривать на часы и подгонять всех, потому что мы не успеваем. Так и качество повышалось, и актерам было комфортно работать, потому что времени всегда было с запасом. Пусть мы потратили чуть больше денег, чем могли бы, но результат того заслуживает.




Исполнители главных ролей в фильме «Четверо против банка» и его режиссер (слева направо): Ян Йозеф Лиферс, Михаэль Хербиг, Вольфганг Петерсен, Маттиас Швайгхёфер и Тиль Швайгер / Фото: Getty Images


— Не каждый режиссер в комедии позволяет актерам, даже суперзвездам, импровизировать. Как у вас с этим было?


— Мы постоянно что-то придумывали вместе и специально снимали длинные кадры, минуты по три, чтобы актеры могли почувствовать себя свободно и на ходу изобретать что-то новое. Особенно в сценах, где задействованы все четверо главных героев. Длинный кадр — это почти как игра на подмостках, просто ты можешь играть каждую сцену отдельно и смотреть, что получается. Но ты можешь каждый раз играть сцену чуть-чуть по-новому. Твой партнер успевает понять твою идею и подыграть, предложить что-то свое. Постепенно ситуация выходит из-под контроля и становится все более захватывающей. С такими талантливыми артистами можно добиться невероятного. У них при этом совершенно нет звездой болезни, они всегда работали в команде, прислушиваясь друг к другу и искали то, от чего фильм становился бы лучше. Ноль эгоизма. Я это очень оценил.


— Кроме того, и производство должно было быть более локальным, спокойным, чем в Голливуде. Меньше людей — меньше проблем?


— Ага, у нас в США обычно подходишь к площадке, а снаружи целый город из трейлеров. Это же просто абсурд, когда нагромождено столько грузовиков, трейлеров и просто автомобилей! В Германии всего этого было минимум в два раза меньше, и я получал от этого огромное удовольствие. У меня самого трейлер был очень маленький, и я за все 42 дня зашел туда всего пару раз часика на два. Да можно было и без него обойтись, потому что у нас были отдельные трейлеры для репетиций и для того, чтобы просто посидеть вместе. Обычно ты идешь в трейлер поспать или просто подумать, а тут все было на адреналине, и нам даже в голову не приходило где-то спрятаться. Мы работали то на площадке, то на локации, мы все время были в движении. Мне это напомнило мою работу на немецком телевидении в молодости. Было очень круто! Я очень соскучился по этому, это было так свежо, так весело. Не надо трейлера, давайте пахать еще, пока сил хватает!


— Возвращаясь к ремейкам. Студия «Бавария» хочет переснять вашу «Лодку». Это что будет?


— Нет, это не ремейк. Я говорил с режиссером. Они хотят делать сериал о том, что было через год после событий фильма. У нас все происходило в 1941 году, и даже была 6-часовая версия, где все было очень подробно. У них будет 1942 год, так что там все по-другому. Другая «Лодка» и другая лодка. Важное место в их сериале будет занимать история Сопротивления во Франции, они собираются снимать в Ла-Рошели. Мне очень нравится, что они решили сделать именно новую историю, а не переделывать мою.




«Подводная лодка»


— Вы со своими ровесниками, режиссерами новой немецкой волны, часто видитесь?


— Например, Вернер Херцог живет в Лос-Анджелесе, так что далеко ходить не надо. Мы видимся иногда. Он просто невероятный парень, с ним всегда очень интересно. Давным-давно я хотел снимать фильм в Антарктиде, так Вернер пришел ко мне в офис и сказал, что очень хочет тоже поехать туда и поработать со мной. Допустим, вторым режиссером. Я ему говорю: ты спятил, там же холодно, ты помрешь там! А он любит экстрим, любит приключения, ему море по колено. Проект не состоялся, как и многие другие, и мы так и не поработали вместе, хотя идеи у нас были.


— У вас любимые фильмы про ограбления есть?


— Надо подумать. Да, забавно, что вы заговорили об этом, потому что накануне нашего разговора как раз по телику показывали такой фильм, а я его не успел записать. «Мужские разборки», знаете такой? Правда, я уже не помню, банк там грабят или что-то еще (ювелирный магазин — Прим. КиноПоиск), но это один из самых жутких и остросюжетных фильмов про ограбления, что я смотрел в детстве. Я всегда думал, что кто-то должен сделать его ремейк. Короче, его показали по телику, а я его пропустил, и теперь надо где-то найти его на DVD, иначе я не успокоюсь. Когда вы меня спросили, я о нем в первую очередь и вспомнил.




Вольфганг Петерсен / Фото: Getty Images


— Вы специально сделали в фильме такой антикапиталистический крен?


— Все, что есть в фильме, всегда сделано специально, имейте в виду. А с этим моментом мы особенно поиграли, вся эта банковская философия и прочее. Да, тут есть политическая подоплека, и нас от этого невероятно перло. К черту банки, давайте ограбим банк!



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.