Джуди Денч: «Я до сих пор влюблена в Джонни Деппа»

Джуди Денч: «Я до сих пор влюблена в Джонни Деппа»

Джуди Денч / Фото: Надежда Вознесенская для КиноПоиска


Джуди Денч на днях исполнилось 83 года, но об окончании карьеры не заикаются даже самые наглые журналисты. Этой осенью международным хитом стало «Убийство в Восточном экспрессе» с ее участием. А еще она только что получила очередную номинацию на «Золотой глобус» за главную роль в «Виктории и Абдуле» (в российском прокате — с 14 декабря). Актриса сыграла там королеву Викторию, которая внезапно для всех находит близкого друга в лице молодого слуги-индуса. Эта история до последнего времени была тайной. О загадочном индийце и его роли при дворе стало известно только в 2010 году из писем Виктории.


КиноПоиск встретился с леди Денч, чтобы обсудить с ней самые трудные роли, бондиану и особенности съемок в столь преклонном возрасте.


— 15 лет назад вы говорили, что влюблены в Джонни Деппа, а теперь вы играете королеву, влюбленную в молодого слугу.


— Я все еще влюблена в Джонни Деппа, он так горяч! А Али (партнер Джуди по «Виктории и Абдулу», 31-летний Али Фазал — Прим. КиноПоиска) — чудесный молодой человек, очень нежный, умный, красивый, с прекрасным чувством юмора. Его ждет большое будущее. У нас была волшебная любовь. Вы посмотрите на него — как его можно не полюбить?




«Виктория и Абдул»


— Вас не удивила история отношений Виктории и Абдула?


— Очень удивила и очень порадовала. Я отлично понимаю, каково это, когда тебе уже 83 года, вся твоя жизнь расписана по минутам: в четыре часа — чай, в четыре тридцать — встреча, в четыре сорок пять — что-то еще. Нужно же как-то отдыхать от этого, правильно? И Виктории повезло найти человека, с которым она могла разговаривать, с которым ей было интересно. С детьми не удавалось, а с Абдулом — да. Это были очень сложные отношения. Она любила его, вроде как относилась как к сыну, но при этом была шокирована новостью о том, что он женат. И я прекрасно все это понимаю.


— Как вам кажется, это продлило ее жизнь?


— Я уверена в этом. Почему нет? Когда вас что-то увлекает, будоражит, восхищает, это дает вам энергию. Нет интереса — нет жизни. Если просто засесть в кресло и махнуть на все рукой, то где брать энергию, чтобы жить дальше?


— Ваша героиня очень одинока. Вам знакомо это чувство?


— Абсолютно. В январе этого года умер мой старший брат, так что я последний оставшийся в живых член семьи. А потом в течение года умерли еще семеро моих близких друзей.




«Виктория и Абдул»


— Что вам помогает пережить горе? Работа?


— Да, именно работа. Знаете, давным-давно в театре «Олд Вик» случилась эпидемия птичьего гриппа. Мы все ужасно заболели. Я тогда играла Офелию в «Гамлете» и рыдала прямо во время сцены — так мне было плохо. И после спектакля мой партнер сказал мне: «Если ты не можешь играть, не играй. Но зрители пришли сюда не для того, чтобы видеть тебя плачущей там, где ты не должна плакать». Никогда не забуду этого.


— Нередко скорбь по ушедшим близким заставляет людей замыкаться в себе. У вас не так?


— После смерти мужа я снялась в трех фильмах с перерывом в два-три дня. Сначала «Корабельные новости», затем «Айрис», потом досъемки в «Корабельных новостях» и «Как важно быть серьезным». И все это было очень-очень-очень правильно для меня. Потому что печаль и скорбь дают тебе особую энергию. Да, это не совсем та энергия, которую тебе хотелось бы получать, но ты все равно можешь ее переработать во что-то новое, использовать во благо. Не сублимировать, а именно использовать.




«Айрис»


— Не секрет, что у вас в последнее время совсем ухудшилось зрение. Как вы справляетесь со сценариями?


— О, мне их читают. На самом деле я вчера смотрела наш фильм и практически ничего не видела. Сидела и думала: «Кажется, вон то светлое пятно — это я». Как-то так. С этим свыкаешься. Учишься приспосабливаться.


— Как вы выбираете свои роли? Чем руководствуетесь?


— Важно то, с кем я буду работать. Еще отличается ли эта роль от всего того, что я делала до этого. Будет ли мне интересно. Что было здорово в «Убийстве в Восточном экспрессе», например, так это то, что мне почти ничего не приходилось делать. От меня требовалось пить чай с Оливией Колман и двумя милыми собаками. А, ну и еще носить огромное количество украшений. Я подумала, что с этим-то я точно справлюсь, и согласилась. Просто сидела в поезде.




«Убийство в Восточном экспрессе»


— «Восточный экспресс» был еще и поводом поработать снова с Кеннетом Браной? Вы же сделали много фильмов вместе.


— Разумеется, это была одна из причин. «Убийство» стало нашей десятой картиной. К слову, однажды я была режиссером Кеннета, а не он моим. Это был фильм «Оглянись во гневе». Было так весело! Но и на этот раз мы прекрасно провели время все вместе: я, много украшений, две собаки, Оливия Колман и… Джонни Депп.


— Были ли в вашей карьере роли, которые дались вам особенно тяжело?


— Да, таких много было. На самом деле сложных ролей у меня было гораздо больше, чем простых. Пытаюсь вспомнить хоть одну роль, что далась мне легко, и ничего не приходит на ум! Многие мои фильмы мне так тяжело дались, что я до сих пор их не видела.


— Это осознанное решение?


— Абсолютно. Кино — это ведь не театр. В театре ты можешь отыграть спектакль и подумать: «Что-то эта часть мне сегодня не очень удалась, но завтра постараюсь лучше». Есть шанс что-то исправить. С кино так не получится. Например, в «Виктории и Абдуле» несколько сцен я сейчас сыграла бы совершенно иначе, но теперь уже поздно, ничего не изменишь. Так что предпочитаю смотреть свои фильмы спустя какое-то время, когда уже все забывается.


— А «007: СПЕКТР» видели?


— Нет, пока нет. Но когда-нибудь посмотрю. Хороший фильм? Надеюсь, это так. Все-таки восьмой «Бонд» в моей карьере.




Джуди Денч и Дэниэл Крэйг в фильме «007: Координаты "Скайфолл"»


— Каково это — сняться в восьми фильмах франшизы? Вам понравилось, как развивался ваш персонаж?


— Я надеюсь, что развитие было. Оно точно было на бумаге, в сценарии. Изначально я ничего не знала об М, мне просто прислали сценарий «Золотого глаза», и муж умолял меня согласиться. Он хотел хвастаться, что живет с «женщиной Бонда». Все это было очень весело и дает мне определенную власть во время общения с внуками: «Да-да, это я». А моя дочь во время съемок «Золотого глаза» встретила Пирса Броснана — я никогда в жизни не видела у нее такой реакции. Правда, она была еще очень молода.


— Правильно будет предположить, что вы не очень любите смотреть на себя на экране?


— Скорее я бы назвала это болезненным. Никогда не получала от этого удовольствия. У меня появляется такое чувство безысходности: выбор сделан и изменить уже ничего нельзя.


— Но, с другой стороны, любовь зрителей, эмоциональная отдача... Неужели это вас не трогает?


— А откуда мне знать реакцию зрителей? Может, они думают: «Так себе фильмец». Или: «Я ожидал большего».




Джуди Денч на съемках фильма «Виктория и Абдул»


— Удивительно, со стороны-то складывается впечатление, что вас обожают практически все. Британцы называют вас национальным достоянием.


— Ой нет, даже не начинайте! Прополощите рот и никогда больше не произносите это вслух!



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.