Стивен Спилберг: «В этом году жертвы обрели свой голос»

Стивен Спилберг: «В этом году жертвы обрели свой голос»

Стивен Спилберг на съемках фильма «Секретное досье»


За фильм «Секретное досье» Стивен Спилберг взялся неожиданно. В разговоре с КиноПоиском режиссер объяснил, что заставило его отложить все дела и переключиться на историю издателя газеты The Washington Post Кэтрин Грэм (Мэрил Стрип), которая вместе с главным редактором Беном Брэдли (Том Хэнкс) рискует всем ради публикации секретных документов Пентагона о войне во Вьетнаме.


— Вы принадлежите к поколению людей, которые привыкли узнавать о происходящем вокруг из газет. «Секретное досье» призвано убедить новое поколение в важности бумажной прессы?


— Надеюсь, что наш фильм даст людям представление о том, каких усилий стоят поиск и публикация правды. Печать устаревает, все сегодня становится цифровым. Но правда не устареет, никогда не выйдет из моды. Я работал над фильмом с условным названием «Первому игроку приготовиться», когда мне прислали сценарий «Секретного досье», написанный 31-летним автором без заказа, и я не мог поверить своим глазам: настолько он был актуален! Я понял, что не могу ждать, и эта история должна быть рассказана немедленно.


— Среди ваших работ есть развлекательные картины и фильмы на более серьезные — исторические и политические — темы. Насколько отличается ваш подход в работе над ними?


— Если фильм развлекательный, то все зависит только от моего воображения. Когда же фильм исторический, основан на реальных событиях, нужно меньше фантазировать и больше исследовать, проверять факты, искать подтверждения. Во время съемок «Линкольна» и «Секретного досье» мы со сценаристами очень серьезно работали над тем, чтобы выяснить, как все происходило на самом деле. Такому фильму, как «Секретное досье», мое воображение могло только помешать.




«Линкольн»


Конечно, чтобы рассказать историю как можно более драматически, выработать правильный ритм, понять, где разместить камеру, совсем без воображения не обойтись. Но факты есть факты, и в каком-то смысле мы сами должны стать журналистами, чтобы рассказать историю правдиво.


— Почему вы решили закончить фильм, не показав последствия публикации секретных документов Пентагона? Как вы, кстати, сами их оцениваете?


— Думаю, что эпилог фильма, отсылающий к Уотергейту (политический скандал, закончившийся импичментом президента США Ричарда Никсона — Прим. КиноПоиска), был правильным решением. Общеизвестно, что документы Пентагона вызвали взрыв негодования в университетских городках, и количество маршей протеста выросло в разы. Думаю, это привело к скорейшему окончанию войны [во Вьетнаме]. Давайте отдадим должное Кэтрин Грэм, которая обрела голос и стала лидером. Полагаю, что если бы Грэм не опубликовала досье Пентагона, то она позже не позволила бы Бену Брэдли и журналистам Карлу Бернстайну и Бобу Вудворду вести расследование, которое привело к досрочной отставке президента Никсона.


— В фильме есть параллели с событиями, происходящими в Америке сейчас?


— Когда я наблюдаю за происходящим сегодня, у меня возникает ощущение, что я смотрю в прошлое. Никсон и другие президенты, не уважающие правду, — вот параллели, которые напрашиваются. Но для меня эта картина патриотическая, совсем не партийная. Я снял ее не как член Демократической партии, а как человек, который верит в свободу слова, в наши права, гарантированные Первой поправкой к Конституции, в четвертую власть. Журналисты в этой картине — настоящие герои, а сам фильм — противоядие против fake news.




Стивен Спилберг на съемках фильма «Секретное досье»


— Вы верите, что кино может изменить ситуацию в лучшую сторону?


— Да, мы все знаем, насколько влиятельными могут быть фильмы. Они позволяют дистиллировать информацию, раскрыть тему и сделать ее доступной каждому. «Секретное досье» не нагоняет тумана, и с его помощью легко понять, что произошло. Особенно в свете новых атак на прессу, людей, у которых есть мужество докопаться до правды.


— Как получилось, что Том Хэнкс, Мэрил Стрип и вы до этого ни разу не работали втроем? Как вам первый опыт?


— И правда, я тоже не мог поверить, что Том и Мэрил никогда раньше не снимались вместе. Это мой пятый фильм с Томом, и я всегда хотел работать с Мэрил. Но ее типаж не слишком подходил для фильма «Боевой конь», и я не мог найти для нее роль в «Линкольне». Я был знаком и с Кэтрин Грэм, и когда проект попал ко мне, сразу понял, что на земле нет другой актрисы, которая бы смогла ее сыграть. Так что наконец у Стрип и Хэнкса появился шанс поработать вместе. И я очень рад, что стал режиссером дебюта этого замечательного дуэта.




«Секретное досье»


— Кэтрин Грэм — пример того, как женщина может руководить корпорацией, несмотря на сопротивление мужчин. Сейчас в США активно обсуждается тема гендерного неравенства на рабочем месте и сексуальных домогательств. Что вы думаете по этому поводу?


— Я знаю одно: в этом году жертвы обрели свой голос. Так же как Кэтрин Грэм обрела свой голос в 1971 году, хотя и по другому поводу. Все мы стали свидетелями того, как женщины преодолели стыд от того, что они были жертвами. У них теперь есть возможность говорить, и надеюсь, что они будут говорить еще больше.
После 1970-х все больше женщин стали занимать ответственные должности и получили больше контроля над нашей страной. Я не говорю, что все это достигнуто благодаря Кэтрин Грэм, но она была первой женщиной — главой компании, входящей в 500 самых крупных по оценке журнала Fortune. И со временем многие женщины, подобные Грэм, показали, на что они способны.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.