Джон Карпентер: «Иногда самое страшное — это тишина»

Джон Карпентер: «Иногда самое страшное — это тишина»

Джон Карпентер / Фото: Getty images


Студия Universal опубликовала первый трейлер «Хэллоуина» Дэвида Гордона Грина. Продолжение знаменитого слэшера, действие которого происходит 40 лет спустя после событий оригинального фильма, снято при деятельном участии Джона Карпентера — человека, придумавшего Майкла Майерса и открывшего Джеми Ли Кёртис (она тоже в деле).





КиноПоиск поговорил с легендарным режиссером и композитором (Карпентер сам пишет музыку к своим фильмам) о Дэвиде Гордоне Грине, синти-попе и тишине в остросюжетном кино.


— Обычно вы не проявляли особого интереса к сиквелам и ремейкам своих фильмов, а тут вдруг такое активное участие в проекте. Вы и исполнительный продюсер, и композитор. В чем причина такой вовлеченности?


— Причина — Джейсон Блум. Он пришел ко мне и сказал: «Хотим, чтобы вы были старшим братом этому кино, чтобы вы присматривали за ним, как добрый пастырь. Ну и, если возможно, написали музыку». Я и подумал: вместо того чтобы жаловаться на все эти ужасные фильмы, почему бы мне просто не помочь ребятам? Вот этим я и занимаюсь в проекте — пытаюсь помочь.


— И насколько пристально вы присматривали за Дэвидом Гордоном Грином? Он же вроде не совсем хоррор-режиссер, его работы ближе к мамблкору, чем к хардкору.


— Он очень, очень талантливый режиссер и сам за кем хотите может присмотреть. Так что у меня было не то чтобы много забот. Я немного помог со сценарием, поприсутствовал на съемках — это было что-то невероятное! Ну, и мы там еще советовались по паре вопросов. Моя же задача — не стоять на пути у режиссера, моя работа — поддерживать Дэвида и помочь чем-нибудь, если потребуется.




«Хэллоуин» 2018 года



— В трейлере «Хэллоуина» очень непохожий на ваши обычные композиции саундтрек, очень плотный, почти симфонический. Вы радикально сменили стилистику?


— Вот уж не знаю, что вы там слышали. Я же прямо сейчас только записываю звук! Он еще не готов. Они, наверное, поставили там что-то пафосное для торжественности. Так что я бы не стал судить обо всем кино по первому трейлеру.


— То есть оригинальная музыка к фильму будет с типично вашим, олдскульно аналоговым саундом? А вы правда используете все эти старые синтезаторы или уже перешли на сэмплы, компьютеры и так далее?


— Ну, я живу в современности, а современность предлагает электронному музыканту массу удобных и отличных технологий. Возможностей реально больше, чем в то время, когда я начинал писать музыку. Звук сейчас потрясающий, и я бы хотел, конечно, иметь такое оборудование при работе над первым «Хэллоуином». Так что я использую все, что доступно: и компьютер, и старые синтезаторы, и шумы. Все, что звучит хорошо, я беру себе.


— А какой ваш любимейший аналоговый синтезатор?


— Oberheim! Он может давать глубокий бас и в то же время звучит очень мягко, как будто вы по толстому ковру ступаете.


— За вашей музыкой к фильмам стоит какая-то специальная теория — ну, как у Эйзенштейна и Прокофьева, когда они делали «Александра Невского»?


— Ха-ха, это смешно! Нет, на самом деле за моей музыкой стоит чистый инстинкт. Так же как и за моей режиссурой. Просто слушаешь и понимаешь, хорошо это или плохо — вот и вся теория. Эйзенштейн... А кто там монтировал «Невского», напомните? Пудовкин?




«Хэллоуин» 1978 года



— Нет, Эйзенштейн сам и монтировал. Я знаю, что вы не любите кинокомиксы, потому что они максимально далеки от реальности. А вот хорроры — они близки реальности? Можно сказать, что фильм ужасов сообщает нам страшную правду о том мире, где мы живем?


— Знаете, никогда об этом не думал. Но в хоррорах точно есть правда — правда о наших реакциях на мир. Если тебя не ужасают все те страшные вещи, что реально творятся вокруг нас, значит, ты уже мертв внутри. В мире творится много жуткого, и хоррор — способ выразить всю эту жуть. Прямо или косвенно.


— Я спросил вас, потому что есть довольно известный неигровой фильм Софи Файнс и Славоя Жижека «Киногид извращенца»...


— Увы, не слышал о нем. Эх, надо мне больше читать!


— ...И в нем Жижек превозносит ваш фильм «Чужие среди нас». Он считает, что это лучшее кино о том, как в нашем обществе работает феномен идеологии. Вы согласны с такой трактовкой ?


— Ну, я бы ответил так: это было очень особенное кино об особенных временах. И эти времена не закончились, вот в чем штука-то. Мне, кстати, очень лестно, что люди до сих пор анализируют этот фильм, правда.




«Чужие среди нас»



— Я слышал, что новый «Хэллоуин» изначально задумывался как телесериал...


— Нет, это не так, проект с самого начала был задуман как кинофильм.


— Понятно. Но все равно спрошу: как вы считаете, слэшер может существовать в форме сериала? Или такое удовольствие нельзя растянуть на месяц показа, оно должно быть быстрым и острым?


— Сегодня на телевидении можно делать что угодно, не то что раньше. Ну, вы это и сами знаете. Я думаю, «Хэллоуин» мог бы существовать в телеформате и выглядел бы так же круто, как и в кино. С ним вообще можно делать что угодно, это история широкого назначения.


— То есть из него можно сделать мыльную оперу?


— Да что угодно! Лав-стори, мюзикл! Шучу.


— Какая ваша любимая синти-поп-группа?


— Crystal Method и Gunship, но это не совсем синти-поп.


— А композитор, но только из докинематографической эпохи?


— Бах и Бетховен!




Джейми Ли Кёртис в фотосессии к фильму «Хэллоуин», 2018



— А как вы думаете, может ли хоррор и триллер обойтись вообще без музыки? Будет страшно?


— Конечно! Иногда самое страшное — это тишина. Только я пока ни одного такого фильма не видел.


Читайте также: Только тссссс: Как тишина работает в кино


— Так, может, вы и снимете такой фильм? Сразу станете Джоном Кейджем от хоррора.


— Ха-ха! Вы мне подкинули нормальную идею. Какой процент от сборов хотите?



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.