Видеосалон: Гений Саша Барон Коэн и смерть студии Pixar


Саша Барон Коэн: Промофото к шоу «Кто есть Америка?»


Собственные видеоэссе в последние дни делать было особенно сложно (но следующее уже на подходе). Всему виной то, что классные разборы кино западными коллегами посыпались как из рога изобилия. Продолжаем набираться мирового опыта и делимся самыми интересными находками. На этот раз все шесть видео требуют знания английского языка.

Почему Саша Барон Коэн — гений?




В Америке подают в отставку конгрессмены и бегут в суд сенаторы. Саша Барон Коэн нанес очередной удар по идиотизму политиков в новом шоу Who Is America? (то есть «Кто есть Америка?», если буквально). Под видом то израильского армейского инструктора, то альт-правого конспиролога в инвалидном кресле комик-оборотень провоцирует политических деятелей ратовать за разные занятные инициативы — например, выдавать оружие четырехлетним. Среди «жертв» — Сара Пэйлин и Дик Чейни. По этому поводу автор Youtube-канала NitPix решил доказать зрителям, что Али Джи и Борат — это не просто маски клоуна, но инструмент гениального режиссера-псевдореалиста.


Для начала NitPix сравнивает проекты Саши Барона Коэна с независимым иранским кино, которое снимается отчасти из-под полы, в обход государственной цензуры. Как полагает автор, и иранец Джафар Панахи, и Саша Барон Коэн привносят в документальную реальность, которую снимают, свой авторский замысел. Так рождается псевдореализм. Но «псевдо» здесь не означает ничего плохого — термин просто описывает новую, измененную реальность фильмов, которые таким образом появляются. После иранского кино NitPix обращается к стендап-комедии и отдельно останавливается на Стиве Кугане, который придумал себе альтер эго Алана Партриджа — ведущего сначала пародийной спортивной телепередачи, а затем и собственного ток-шоу.


Поместив вымышленного персонажа в документальную реальность, Коэн вышел на новый уровень комедии. И главное здесь — это не его собственный гротеск, но живые реакции настоящих людей, с которыми взаимодействуют герои Коэна. Будь это рэпер Али Джи, журналист из Казахстана Борат, ужасный актер Бруно или новые личины комедианта — все они пытаются проникнуть за фальшивый фасад благопристойного общества, и им это раз за разом удается.

Пора ли хоронить студию Pixar?




И раз уж мы порекомендовали свежее видео на канале NitPix, поделимся еще одним (перекликающимся с нашим собственным). NitPix анализирует развитие студии Pixar и приходит к неутешительному выводу о том, что корпоративное слияние с Disney все-таки не могло не испортить пиксаровские мультфильмы. В видео доказывается, что в погоне за прибылью и стабильностью успеха Pixar все реже снимает оригинальные, смелые, новые истории, все чаще заменяя их сиквелами и приквелами.


Но это эссе ценно не только и не столько критикой, сколько тем, что в нем рассказана история Pixar. Как Джон Лассетер создал свою студию, мечтая снять полнометражный CGI-мультфильм. Как Disney завернула первый сценарий и чуть не похоронила проект. Как Лассетер и его команда полностью переписали сценарий и перерисовали раскадровку мультфильма за две недели. Как после каждого успеха Pixar ставила перед собой новую амбициозную цель. И как со временем давление Disney и покупка гигантом студии Pixar привели к тому, что поток новых шедевров иссяк, а их место заменили необязательные продолжения и средние новые истории. Последнее утверждение кажется наиболее спорным, но автор не считает новые мультфильмы плохими. Просто истории, рассказанные в них, представляются ему детскими, недостаточно сложными.


Что ж, есть о чем подискутировать. И обратите отдельное внимание на комментарий, закрепленный первым под этим видео на Youtube: в нем пользователь DikPix кроет пользователя NitPix и объявляет «Суперсемейку 2» шедевром. Шутка в том, что DikPix и NitPix — это один и тот же человек. Даже у него может быть два противоположных мнения об одном предмете.

Что не так с Битвой пяти воинств?




Если уж мы взялись советовать видео, в которых авторы пытаются критически отнестись к разбираемому кино, то вот еще один пример такого анализа. Автор канала Films&Stuff вдумчиво и пошагово объясняет, почему Битва пяти воинств в заключительном фильме трилогии «Хоббит» — это полный (почти) провал, а битва при Хорнбурге (она же битва за Хельмову падь) из фильма «Властелин колец: Две крепости», напротив, образец для подражания. И речь не о внешней эффектности рубилова, хореографии боев или качестве графики. Здесь разбирается, как устроена битва в кино: зачем она нужна, в каком случае работает на историю, в каком — не очень.


Во-первых, говорится в ролике, битва должна раскрывать характеры героев фильма через их решения и поступки. Соответственно, следует поместить героев с разными предысториями, личными качествами и целями в общую битву и посмотреть, что с ними случится. И будь это вражда или соперничество, битва станет ключевым этапом развития отношений между персонажами. И тут все в порядке: Одинокая гора (она же Эребор) — идеальное место для решающего сражения с точки зрения развития сюжета.


Во-вторых, важно правильно организовать географию сражения. В случае с Хельмовой падью мы всегда понимаем, в какой части оборонительных сооружений идет бой и как он влияет на происходящее в других частях общей битвы. Но, что еще важнее, в этом сражении проявляется разница между лидерами обороняющейся стороны — Теоденом и Арагорном. Битва же пяти воинств оказывается разорвана на три части: нападение орков на Дэйл, битва у врат Эребора, плюс схватка Торина с Азогом на Вороньей скале. И эти три части плохо стыкуются в хаосе происходящего на экране.


В-третьих, продолжает Films&Stuff, ключевые схватки внутри Битвы пяти воинств возникают спонтанно и никак не связаны друг с другом, не оказывают непосредственного влияния на ход событий и не раскрывают мотивации героев. Просто то тут, то там возникает тролль побольше, но потом его убивают. В результате не возникает причинно-следственных связей. В Хельмовой пади зритель всегда понимает, где и зачем бьются герои: здесь они очищают проход к стене, здесь удерживают ворота, а здесь пытаются отодвинуть от пробитых ворот врага, пока идет спешная попытка их залатать. Совсем иначе в Битве пяти воинств. Важно и то, как реагируют на новые угрозы и изменение в расстановке сил герои, что отлично показано в еще одном сражении из «Властелина колец» — битве на Пеленнорских полях. В Битве же пяти воинств лидеры армий постоянно оказываются вырваны из контекста, из общего дела: что лидер людей Бард, что эльфийский король Трандуил не показаны ни принимающими решения внутри сражения, ни выполняющими какую-либо важную задачу, кроме попытки порубить как можно больше противников.


И это подводит к четвертому пункту: без причинно-следственных связей нет и эффекта маятника. Именно он кажется автору эссе принципиальным. Речь о тех моментах, когда мы видим, как то одна, то другая сторона следующим действием отодвигают себя от поражения и приближают победу. В Битве пяти воинств Films&Stuff не находит убедительного, мотивированного происходящим на экране, перехода превосходства от одной стороны к другой и обратно. Как не находит и многого другого. И в первую очередь (в ролике — в шестую) того, чтобы происходящее в битве помогало раскрыть основные темы фильма.

Почему «Последние джедаи» не плохи, а хороши?




Автор канала Reality Punch Studios тоже идет против течения, но не ругает то, что принято хвалить, а хвалит то, что многие разругали. Речь о фильме «Звездные войны: Последние джедаи». Чем же лента, согласно этому эссе, хороша? Автор отвечает на этот вопрос почти 50 минут. Но если вкратце, то первые пять он тратит на то, чтобы признать наличие слабых мест у фильма. Особенно в том, что касается понимания контекста происходящего — отношение Первого ордена к Новой Республике и прочие вопросы межпланетной политики. Еще одна минута посвящена непониманию того, что не устраивает критиков в таких вещах, как «глупый юмор», ведь в оригинальной трилогии нелепостей всегда хватало и они были важной частью атмосферы.


Далее отмечены роскошные экшен-сцены (да, с физикой космоса не вяжутся падающие бомбы, но опять же в оригинальной трилогии подобное мало кого смущало), и задается важный вопрос: почему Люк Скайуокер находится там, где он находится? И виноват ли режиссер Райан Джонсон в том, что этот герой выбрал путь самоизоляции от Силы? Нет, сделан вывод, не виноват, потому что только так можно объяснить отсутствие Люка в предыдущей части, где, например, гибнет его друг Хан Соло. Не изолируй себя Люк от Силы, смог бы он не узнать об этом или проигнорировать произошедшее? В общем, если кого и винить, то Джей Джей Абрамса. Но и его не стоит. Автору эссе и ситуация, и образ Люка в этом фильме нравятся.


Далее последовательно разбираются и оправдываются сюжетные, визуальные и прочие художественные решения Райана Джонсона. От того, как униженный Кайло Рен разбивает маску, в которой он косплеил дедушку, до того, что у тайны происхождения Рей нет никакой разгадки в силу отсутствия настоящей тайны. Она не еще один Скайуокер, извлеченный из сундука, не наследница еще одной линии героев и/или злодеев. Она просто Рей. И это правильно. Несогласных автор понимает, принимает и приглашает в комментарии.

Что первый фильм Уэса Андерсона сообщает о его стиле?




Многие (и мы в этом недавнем видео) обращают внимание на симметрию, цветовые решения, проезды камеры и прочие легко узнаваемые элементы стиля Уэса Андерсона. Примеры обычно берутся из «Отеля „Гранд Будапешт“», «Королевства полной луны», «Семейки Тененбаум», «Водной жизни», «Бесподобного мистера Фокса» и других фильмов, в которых стилистика Андерсона предстает отточенной. А можно ли ее разглядеть в его дебюте «Бутылочная ракета»? И почему лента вызвала отторжение у многих зрителей? Не была принята, потому что оказалась непривычной, не похожей ни на что вокруг. А разглядеть элементы будущего стиля можно.


Во-первых, в диалогах. Все смешное произносится предельно серьезно. Все серьезное — гротескно и комично. И в самых неподходящих для этого ситуациях (например, при ограблении) речь героев будет предельно формализованной и преувеличенно вежливой. Во-вторых, в том, как проходятся первые шаги в разработке собственного стиля обращения с камерой и многоуровневым, многослойным действием в кадре. Просчитанные движения камеры уже используются характерным образом для перехода от одного кадра к другому. И действие на втором плане уже может выходить на первый. Со временем эти словно случайные приемы станут фирменными. В-третьих, опять диалоги в движении. Он не единственный, кто любит, чтобы его персонажи шли и говорили, но это тоже его постоянный прием. В-четвертых, одержимые чем-нибудь герои. В данном случае герой странным образом одержим преступной жизнью. В-пятых, взрослые дети. В «Бутылочной ракете» дети уже ведут себя как взрослые. А взрослые — как дети. В-шестых, изображение насилия. Оно уже комедийное, нелепое, а со временем будет становиться все более гротескным, странным.


Ну, и по мелочам. То, как герой озвучивает свое письмо (легко сравнить с «Королевством полной луны»). То, как обыгрываются языковые барьеры и трудности перевода (этот мотив вновь возникнет в «Острове собак»). То, как Энтони обзванивает людей в поисках Инес (похоже на цепочку звонков в «Отеле „Гранд Будапешт“»). То, как использованы барабаны и живая съемка с рук (похоже на две сцены из «Семейки Тененбаум»). В общем, Андерсон уже верен будущему себе, но элементы стиля пока сглажены, зато легче увидеть те из них, что подмечают реже из-за яркости наиболее выразительных.

Странная карьера Дэвида Гордона Грина



The Curious Career of David Gordon Green from Fandor on Vimeo.



И завершает сегодняшнюю подборку видеоэссе про Дэвида Гордона Грина, размещенное на канале Fandor. Вопрос в нем один: как этот режиссер снял такие разные фильмы? Насколько разные? Начинал он с тихих сандэнсовских драм. За такие фильмы, как «Джордж Вашингтон», «Подводное течение» и «Снежные ангелы», его даже называли новым Терренсом Маликом. А потом «новый Малик» взял и снял сначала «Ананасовый экспресс», а затем «Храбрых перцем». Ну, и «Няня» вдобавок. Переметнулся? Не совсем. За этими комедиями последовали вполне серьезные «Властелин разметки» и «Джо». Так что же это за режиссер? Артхаусный? Коммерческий? Беспринципный ремесленник? Ответ прост: не стоит пытаться запихнуть режиссера (этого и любого другого) в какую-то одну категорию, мол, либо снимай артхаус, либо блокбастеры, либо треш-комедии. Автор видеоэссе призывает нас к свободе: каждый имеет право и любить любые фильмы в любых сочетаниях, и снимать их таким же образом.



Источник
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.